В верх страницы

В низ страницы
«Квест #2» - Casey Becker
«Квест #3.1» - Veronica Donovan
«Квест #3.2» - Thalia Carpenter
«Квест #6» - Llywelyn Maurrice
«Квест #7» - Casey Becker
«Квест #8» - Jack Frost
-------------------------------------------------------------------
criminal: 130
justice: 030
гостевая f.a.q нужные акции внешности должности
12.01 Набор в АМС состав
11.01 Читайте свежий выпуск новостей
04.01 Поздравляем всех с наступившим Новым Годом и с наступающим Рождеством. А также сообщаем, что еженедельная чистка будет проводиться в следующий понедельник, также как и свежий выпуск новостей.



Оказавшись вдвоем в замкнутом пространстве салона, я могу почувствовать, как атмосфера между мной и капитаном значительно изменилась. Не совсем понимаю, что послужило причиной его внезапного смирения, но это определенно нравится мне куда больше того, что несколько минут назад было в офисе. Оуэн садится в машину с примирительной фразой о моем обожании и я сдерживаю улыбку, продолжая смотреть прямо перед собой. Не стоит упускать из внимания перепады его настроения.Читать далее...
Amber sadhaka Bryan sadhaka Casey sadhaka Owen sadhaka


C.O.P - city of people

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » C.O.P - city of people » Под надзором » Квест # 6


Квест # 6

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

--
Квест  # 6

Дата: 05.11.15

Veronica Donovan
&
Llywelyn Maurrice

[align=center]Задержка: 3 дня

В Норфолке стали находить тела подростков примерно одного возраста. Казалось бы в этих смертях нет ничего особенного если бы только не одно, но у всех них нет почек, которые удалены профессионально. Эти убийства вызывают интерес у ФБР. В агентстве это дело поручают агенту Донован. Самая очевидная догадка это то, что виновны "черные хирурги", которые убивают из-за продажи органов. Все бы свелось к поиску убийцы среди представителей черного рынка медицины, если бы не новый судмедэксперт, который проводил вскрытие нового тела. Он замечает интересную деталь, которая поворачивает дело в совершенно другую сторону.

+2

2

Внимание, описание вскрытия!

Щелкнул выключатель, и над столом зажглась бестеневая лампа. Ллевелин подтянул штатив поближе, настраивая свет; отступил на шаг и критически осмотрел конструкцию.
В секционной было пусто, что, учитывая местные проблемы с недостатком лабораторного персонала, было неудивительно. Так даже лучше. Шум глухому помешать, разумеется, не мог, но движение на заднем плане отвлекало. Повезло, что вскрытие назначили на утро. При самом процессе разрешалось присутствовать только тем, кого этого касалось напрямую, и то всегда, но возможность спокойно подготовиться Моррис оценил.
Натюрморт из привезенного полицией ночью трупа, подготовленного к изучению, и разложенных вокруг инструментов и лотков для образцов занимал центральную часть помещения. Рядом на стойке покоился диктофон: хотя говорить подолгу Ллевелин недолюбливал, вести протокол он предпочитал по ходу работы, а руки в любом случае были заняты. Приходилось диктовать, а потом корректировать текст вручную.
Бросив взгляд на часы, Моррис заключил, что пора начинать; щелкнув кнопкой записи, натянул перчатки и аккуратно снял с подноса скальпель. Внешний осмотр уже завершили до этого, оставалось собственно вскрытие.
«Начало - десять пятнадцать утра, пятое ноября. Посмертное исследование проводит судебно-медицинский эксперт Ллевелин Моррис. Жертва - неопознанный подросток, четырнадцать-шестнадцать лет, время смерти… десять-двенадцать часов назад, - медленно, чтобы система успевала распознавать речь, диктуя описание, Ллевелин кружил вокруг стола, замеряя, осматривая, приглядываясь. - За исключением двух симметричных разрезов в поясничной области на уровне почек, видимые следы повреждений отсутствуют.»
Хотя стандартное вскрытие начинали с полостей, откровенно «криминальные» трупы исследовали, начиная с нанесенных ран. Еще не раскрыв разрезы, Ллевелин знал, что там увидит: труп принадлежал к серии убийств с извлечением почек. Вне сомнения, полицейский департамент хотел подтверждения версии о черном рынке, которую они однозначно выдвинули в первую очередь. В пользу этой идеи говорил тот факт, что удалением явно занимался человек, знающий, что он делает - не было характерных для расчленения массированных повреждений окружающих тканей, измолотых в кашу сосудов и огромных разрезов. Кто бы ни проводил извлечение, действовал он аккуратно и оставил довольно чистые ровные раны.
«Обе почки были удалены профессионалом, - озвучил Ллевелин, вставляя в раневой канал расширитель и прищуриваясь. - Разрез аккуратный, выполнен, предположительно, хирургическим лезвием, ткани повреждены в пределах нормы для…» - не переставая пересказывать детали, которые потом пойдут в протокол, Моррис наклонился поближе и захватил пинцетом сохранившуюся часть почечной артерии.
Интересно. При сдавливании наружу показался плотный сгусток крови, как, в общем-то, и положено в местах прижизненных повреждений. Но, хотя артерия была иссечена, кровоизлияние в раневую полость было невелико, а лимфостаз практически отсутствовал. Одно с другим явно не вязалось.
«Стоит сделать гистологию.»
Нехорошее предчувствие, что эта история доставит больше проблем, чем должна бы, не замедлило появиться. Ллевелин проверил еще несколько признаков, позволяющих сказать, до или после смерти провели удаление, и тщательно описывал каждый для протокола - чем больше факторов он проверял, тем больше убеждался, что жертва не просто погибла в процессе операции, что хоть как-то вязалось бы с общей теорией. Но к моменту, когда автор криминального художества сделал первый надрез, подросток уже был мертв.
Если это не причина смерти - тогда что?
«Вот вам и простенькое вскрытие для подтверждения… Тут что-то не сходится.»
Моррис нахмурился, прикусывая губу за маской, и потянулся за инструментами для взятия образца. Отложив срез в холодильник, он вернулся к телу, снял расширители и переключился на грудную клетку. В свете новых подробностей впереди было полно работы.
Хрустнули ребра, открывая мягкие спавшие легкие и скрытое между ними сердце. На первый взгляд - ничего необычного, легкие выглядели настолько нормально, насколько часть организма мертвеца вообще может производить впечатление нормальной. Просто чтобы быть уверенным, Моррис отобрал немного жидкости из плевральной полости, хотя особенных надежд на этот посмертный анализ не возлагал.
Ллевелин сменил перчатки, отложил заполненный шприц в лоток для образцов и вскрыл стенку правого легкого. В глаза бросилось состояние альвеолярных пузырьков: оплетающие их капилляры казались переполненными даже в верхних слоях, хотя под силой тяжести кровь должна была отхлынуть. Кое-где виднелись разрывы, но явно посмертные. Если тут что-то не так, то и с сердцем - тоже… 
И, видят боги, так оно и было! Сдвинув легкие, Ллевелин уставился на открывшуюся картину с выражением человека, который только что обнаружил за окном собственной спальни НЛО.
Со времени смерти, даже с учетом погрешности, прошло не так уж много - процессы разложения не должны быть такими выраженными. Но сердце определенно было тронуто некрозом, омертвевшая ткань шла вниз по коронарной артерии и явно выбивалась из общей картины, давая картину собственную. Что-то, очевидно, заблокировало сосуд и вызвало омертвение тканей сердечной мышцы, а в конце концов - остановку сердца.
«Похоже на инфаркт миокарда… Но - подросток!»
Спохватившись, что замолчал, Ллевелин поспешил нарушить повисшую на записи паузу комментарием, поясняющим его сомнения. Тест на воздушную эмболию дал отрицательный результат, но Моррису пришло в голову, что нехарактерное состояние крови в почечных капсулах можно было к этому привязать.
«Предположительная причина смерти - остановка сердца, вызванная блокадой коронарной артерии по неустановленным…» - пока вскрытие не завершено, ни в чем нельзя быть уверенным наверняка, но это былой идее Моррис пока отводил наибольшую вероятность.
Горло начинало нещадно печь от долгой болтовни. Ллевелин встряхнулся всем телом и обернулся посмотреть на часы: к двенадцати должна была подойти детектив Донован, расследующая эти убийства. Закончить он, похоже, не успевал, но следователям так или иначе разрешалось наблюдать за вскрытием тела, проходящего по делу, которое они вели. Тем лучше, пусть посмотрит, заодно ей можно будет пересказать результаты…
Веронику Донован Моррис раньше не встречал - или просто того не помнил. Неудивительно - он не стремился наладить отношения с коллегами и все больше пропадал в рабочих помещениях. Но Ллевелин свято надеялся, что она окажется толковым копом. Хотя бы потому, что он планировал в ближайшее время повесить на нее ворох новой информации, который совершенно не подкреплял основную теорию…
Минутная стрелка дернулась и перескочила на следующее деление. Моррис пожал плечами сам себе, снова сменил перчатки на чистые и вернулся к возне с мертвым телом. Оно хоть и подкидывало сюрприз за сюрпризом, зато молчало и не порывалось завязывать знакомство.

+2

3

Встав еще до того, как первые лучики солнца коснулись поверхности нашей грешной земли. Вероника открыла шторы. Смотря через окно, она могла видеть на небосводе звездочки. Волшебное время, как называла его сестра, они часто просыпались до зари, чтобы посмотреть на то, как всходит солнце и город оживает.  Воспоминая о сестре, все так же отзывается болью в груди. Болью, что никогда не пройдет, и вина, что не искупишь. Сколько раз во сне она спасала сестру от незнакомца, но едва просыпалась, понимала – это сон. Всего лишь сон. Работая в ФБР она узнала: если ребенка не находят в первые сорок восемь часов, шансы найти его живым, равняться нолю. Больше всего Вероника боялась, что однажды ей позвонят и скажут, что нашли ее останки где-то в ближайшем лесу.  А как она сообщит родителям, даже по прошествии  времени, они все еще надеяться, как и все родители, чьи дети исчезли. Сколько таких видела и сколько еще увидит. Наша служба опасна и трудна, особенно трудно говорит родителям, что их ребенок мертв, кто-то  смиряться. Есть такие, кто рад, что его останки нашли и им есть, что предать земле. Считая, так его душа успокоиться, а убийцу обязательно накажет высшая сила. Вероника не верила в подобное, называя все это бредом. Девушка выросла в католической семье и в детстве очень часто посещала по воскресеньям церковь . Но затем произошло похищение сестры, в тот же день она убежала в церковь, просить у всевышнего помочь, говорил же священник бог слышат наши молитвы. И она молилась как умела, осеняя себя крестными знамениями, прося найти сестру.  Но ее молитвы не были услышаны, тогда, как и все дети она поставила ультиматум только не родителям, а богу. Если ты мне ее не вернешь я больше не войду в церковь , дала она зарок и соблюдала его до сего времени.  Родители пытались ее переубедить ее, но толка это не принесло. На все их увещевания, она отвечает с сарказмом. Если он  всемогущей, почему допускает убийства детей, насилие над ребенком, зверские убийства. Святой отец если бы вы видели все изуродованные тела, вы тоже стали бы атеистом. Хотите проверить свою веру, могу выписать пропуск в архив ФБР. Священник на это лишь улыбался, как будто перед ним не разумное дитя. Вероника же картинно  закатывала глаза.   
Переодевшись в свободную одежду, красоваться было не перед кем, ранее утро и все еще спали. К тому же Ника бегала не для того, чтобы выгулять новые, модные кроссовки, как некоторые из ее знакомых и не с целью подцепить очередного мужика. Главной целью было проветрить голову и взбодриться перед очередным тяжелым днем.  Несколько кругов по парку и специальный агент была снова готова бороться со злом, если использовать аксиологические термины.  Пробегая последние метры до дома, она видит своего соседа Питера, он выгуливает огромную собаку.  Мужчина улыбается, приветствует и делает дежурный комплимент. Вероника отвечает тем же. Забирает газету, брошенную мальчишкам разносчиком  к ее дверям. Едва переступив порог, слышит звонок телефона. Понимая, что редкие минуты отдыха закончились и пора снова в бой. Газета летит,  приземляясь на  молочно- белый диван.  Ее она больше не интересует.
- Донован, - говорит девушка в трубку телефона. Мысленно молясь, чтобы ее подопечный не вляпался в очередную неприятность.  Впрочем, если это так, помогать она ему не будет. Пусть посидит в каталажке подумает о своем поведение.  Но звонил отец напомнить о семейном празднестве.
Через четверть часа  она была уже в офисе. Слушая вводную от начальника:
- Слышала о найденных трупах подростков? - без лишних сантиментов начинает начальник отдела.  Макл Ринальди считал лишним говорить слова приветствия, сразу приступая к сути вопроса.
- Да, в новостях говорили. Но разве этим делом не занимается местные полицейские? – осведомилась Вероника
- Уже нет, с этого момента этот твое новое дело. Все нужные документы у тебя на столе. И ,чуть не забыл сегодня будет вскрытие новой жертвы. , - безапелляционно заявляет начальник. Свободны агент Донован.- заканчивает разговор начальник . Бывать в морге она не любит. Видеть полуразложившиеся тела ей хватала с лихвой. Смотреть на то, как препарирую людей, она не любила, это было по ее мнению жуткое зрелище. Но именно это порой позволяло поймать убийцу, а значит стоит потерпеть. 
В папке были фото с место происшествия,  детальное его описание, составленное местным детективом и еще несколько похожих дел.  Жертвы были все как одна молоды, примерно один тип. У каждой отсутствуют почки. Девушка перевернула страницу, судя по выводам копов, парень стал жертвой «черных трансплантологов»  Специальный агент несколько минут изучала документы, пытаясь найти, то, что пропустили копы. Но так ничего не нашла. Первым делом надо определить мотив, получения почки слишком  очевидно. Хотя и не лишено смысла. Действительно все жертвы были просто находкой для трансплантологии, все молоды и сильны, идеальные доноры. Судя по предыдущей жертвы, сделано это, скорее всего хирургическим инструментом, а надрез нанесен профессионально. Это значит -  доктор и вполне возможно , он может работать в частной клиники.  Потому как "черные трансплантологии" чаще всего не особо церемониться с подопытными, а тут аккуратно все сделано, слишком аккуратно. Не исключена и версия с маньяком, многие из них любят оставлять себе на память «сувенир» Надо было срочно проверить некоторые версии, а для этого дела подойдет.. – девушка взяла телефон и набрала номер хакера   
- слушаю ваше величество, - усмехнулись в телефоне.
– Пети, проверь все подобные преступления по стране за несколько лет и  установи личность жертвы,  О. и проверь все списки на трансплантологию в городских клиниках. Меня интересуют те, кому недавно провели операцию, в том числе и в платных клиниках, Проверь всех пропавших детей, упор делай на приюты и сбежавших из дома,   – отдала она указания хакеру ФБР и убрала телефон.
Смотря на часы, чертыхается, вспоминая, что ей надо быть на вскрытии, вдруг панатом найдет что-то стоящие.  Патологоанатомом она знакома не была. Но, слышала , что  он глухонемой, но не считала, что этот недуг как-то повлиял на его профессиональные качества, поэтому предубеждений перед его навыками не было. До морга она добралась достаточно быстро. В здании пахло формалином и веяло жутким холодом. Поежившись, Вероника подумала. Как кто-то добровольно может работать в таком месте.
Постучав по двери и чертыхнулась . Идиотка он же не слышит, мысленно отругала она себя. – Специальный агент Донован, - представилась она, немного громче, чем привыкла. Бросив взгляд на распластанное на прозекторском столе  тело, она прошла вперед. Тело  отличалось нездоровой  белизной, мальчик словно спит, тело же было вскрыто и все внутренности были хорошо видны, как у манекена на уроке анатомии, разница в том, что это тело было настоящим и принадлежало подростку. В прозекторской пахло кровью и  дезинфекторами. И окровавленные инструменты лежали в стороне, добавляя помещению жутковатого флера. Ей казалось, что цвет ее лица в данный момент мало отличается от цвета лица жертвы.   – Причина смерти жертвы? – спросила Вероника, стараясь смотреть на Морриса, на стену, куда угодно, но, не на тело. Но получалось это плохо, взгляд снова и снова опускался на тело несчастного.

Отредактировано Veronica Donovan (2015-11-17 16:51:14)

+1

4

Как это обычно бывает, Донован из всех возможных моментов для своего появления словно бы подгадала самый неудачный: Ллевелин как раз успел вскрыть брюшную полость и зарыться в труп по локоть. Так и встретил гостью. Секционный стол стоял к двери боком, и Моррис повернул голову на движение.
«…онован», - успел прочесть по губам экс-коп; нетрудно догадаться, что Вероника представилась.
Ллевелин припомнил, что ему сообщали о новой соратнице - довольно молодой на вид женщине, только что вошедшей в помещение. Она специальный агент ФБР, верно? С людьми Бюро он еще, кажется, не пересекался и, как иностранец, знал о структуре и работе всей организации в основном понаслышке. И теперь испытывал слабое, но устойчивое любопытство - хотелось взглянуть, как будет действовать агент и есть ли отличия в методах от обычных полицейских. Надо же как-то развлекаться и удовлетворять жажду познания.
- Ллевелин Моррис, здешний судмедэксперт, - представился в ответ Моррис и, бросив скорбный взгляд на неоконченную работу, аккуратно уложил приподнятую долю печени на положенное место и вытянул измазанные руки из разреза; узкое лезвие для забора материала полетело на ближайший поднос.
Хотя все время поглотило тщательное исследование в попытках составить хоть какую-то теорию взамен той, про донорство, которая понемногу переставала выдерживать критику, Ллевелин все же отвлекался от вскрытия какое-то время назад и успел набросать список опорных фактов на стоящей рядом доске, чтобы избавить себя от лишних разговоров. Собственно доску на штативе и маркеры к ней он предусмотрительно приволок заранее - рассчитывал сам использовать, над схемами как-то лучше думается, но в качестве средства общения тоже подойдет. Не доставать же «разговорный» блокнот в секционной.
- Я еще… не закончил, но вряд ли это что-то изменит, - пояснил Моррис и указал на доску.
Жестикулировать, рискуя забрызгать комковатой свернувшейся кровью и внутренними жидкостями все вокруг, было довольно бессмысленно, но невозможность дублировать сказанное на армслене неприятно сбивала с толку. Да и писать в перчатках невозможно… В очередной раз бросать вскрытие в процессе, чтобы вымыть руки и сказать пару фраз, не хотелось, так что Ллевелин ограничился тем, что предложил:
- Можете пока… побыть тут, посмотреть. Мне осталось недолго.
Он снова выбрал инструмент и вернулся к столу, оставив Донован изучать записи. Ровные, выведенные ярким маркером по белому экрану строки коротко пересказывали основную информацию протокола. Сверху, особенно крупным шрифтом, разместилась надпись «причина смерти: инфаркт миокарда» и небольшой знак вопроса рядом; впрочем, будь у Ллевелина свободны руки, он бы уже давным-давно его стер - секция подходила к концу, ничего по-настоящему нового, что противоречило бы этой догадке, он не узнал.
Снизу, под причиной смерти, шли еще несколько строчек: «удаление почек - посмертно», «разрезы в поясничной области - посмертно», «омертвение сердечной мышцы», чуть ниже - «использование жертвы в качестве донора маловероятно», «нужны результаты тестов, минимум сутки». Гистологией Моррис собирался заняться сразу же после того, как разберется с телом, тем более что образцов, на которые он считал нужным взглянуть, набралось порядочно.
В целом жертва была в превосходном здоровье для подростка этого возраста - до того, как у нее приключился инфаркт, разумеется. Ллевелин тщательно исследовал все, до чего успел добраться, в поисках патологий, которые могли бы внятно объяснить инфаркт, но ничего толкового так и не добился.
В самом низу доски было мелким, но разборчивым шрифтом приписано вечное «я вас не слышу, но читаю по губам» - непременный атрибут беседы с новым человеком. И тут же, рядом: «вопросы по вскрытию?».
В голову некстати пришла мысль, что диктофон все еще работает, но комментировать пока было особенно нечего, а лишние реплики всегда можно будет убрать. Снова занявшийся осмотром печени Ллевелин покосился на Веронику, чтобы не пропустить ее реакцию на записи или ответ. Агент слегка побледнела - видимо, в прозекторской ей было довольно неуютно; но держалась хорошо, по-деловому. Самого Морриса резкий запах крови и реактивов и вид вскрытых тел не слишком беспокоил - живые обычно доставляли ему куда как больше неудобств, чем мертвые. А привыкнуть, в конце концов, можно к чему угодно.

+2

5

- Ллевелин Моррис, здешний судмедэксперт,
- Приятно познакомиться,-  говорит Вероника, по правилам хорошего тона надлежит пожать руку и девушка уже по инерции ее протягивает, но резко быстро опускает, руки доктора были  покрыты кровью, буквально по локоть.  Отметив, что у эксперта немного странно звучащие для уха американца имя и британский акцент.  Кажется, он недавно прибыл из Англии, акцент еще очень яркий, решила она. Изучать доктора была намного приятней. Чем смотреть, как он потрошит бедного мальчика. Не бедного мальчика, а жертву, напомнила она себе. 
Тем временем Моррис достал печень, во всяком случае, ей так показалась. Тут же вспомнился случай ее первой встречи с патологоанатомом. Она была еще курсантом академии ФБР и ее послали забрать отчет у медика.  И естественно по хорошей уже традиции она пришла в момент вскрытия. Доктор как раз вытаскивала кишки и взвешивала их , на железный весах. В момент, когда Донован пересекла границы прозекторской. Доктор вынула из тела   кишки  и приподняв бросила эту бесформенную,  кровавую кучу на весы. Положила она их не ровно и кишки упали прямо перед ногами курсанта Донован. Увидев их у своих ног, курсанту стало плохо, и она сломя голову вылетела из морга.  С тех пор она много раз видела , как человека вскрывают , но привыкнуть к этому до сих пор не могла. От вида печени человека, ее стало мутить. Девушка резко перевела взгляд на стену, затем на пол .
Слышал, что доктор сказал, - Я еще… не закончил, но вряд ли это что-то изменит
Девушка повернулась на его голос и посмотрела в сторону, что он указывал. На доску. Наблюдать доску в морге было делом не привычным.  Но, во всяком случае, лучше смотреть на доску, чем как доктор вскрывает жертву.  К тому же, на доске были написаны преинтересные вещи. Первая и главная из них, смерть наступила. От инфаркта.
- Вы уверены доктор. Жертва слишком молода? – спросила Вероника,  и не думая повернуться от доски. В первых она привыкла общаться с людьми хорошо слышавшими. Во вторых и это было главным. Ее поразили эти выводы. Затем она дочитала до конца, надеясь, что на доске, есть еще что-то. Собственно и остальные выводы завели агента в тупик. Выстроенная ей схема про жертв трансплантологии не выдержала проверку.  Жертвы молоды, но умерли от инфаркта. Что могло так повлиять на здоровый, молодой организм, сильный стресс?? Они что-то видели, что их убили, но при стрессе появляться седые волосы, надо спросить.  И после этого им вырезали почки. Зачем?? У нас коллекционер или каннибал.  Если вдуматься, инки ели сердца врагов,  но здесь почки.?? значит в городе объявился очередной маньяк.. надеюсь я ошибаюсь  Вопросов было больше чем ответов.
А в конце была маленькая приписка по поводу, что доктор ее не слышат. – Черт, - выругалась Вероника.  Взяла маркер и подчеркнула  «причина смерти: инфаркт миокарда», добавив еще один знак вопроса. И добавив слова «как» 
Повернулась к Моррису и спросила, дождавшись, когда он на нее посмотрел. Говорить она старалась четко, проговаривая каждое слово. Это было не привычным , но в данном случае выбора особого не было.
- Следы сексуального насилия на жертве? Следы физического воздействия , синяки, ссадины, царапины . Тело вымыто?  Следы инъекций?  Содержимое желудка?  Время смерти ? Чем нанесены раны?  Зачем могло понадобиться посмертное извлечение почки, она же бесполезна для пересадки, ведь так ? Наличие седины у жертвы?   – эти вопросы очень интересовала агента.    Каждый из них может стать той хлебной крошкой, что  приведет ее к убийце. По жертве можно многое сказать об убийце. Это уже прописные истины. Например, жертвы женщин, не подвергаться сексуальному насилию. Так же женщины редко убивают детей, по сравнению с мужчинами, назовите это материнским инстинктом.

Отредактировано Veronica Donovan (2015-11-21 06:10:21)

+1

6

Сдавшись, Моррис внимательно «выслушал» вопросы, отложил очередной образец в стерильный контейнер и принялся стягивать перчатки. Если он будет постоянно отвлекаться, ни вскрытие, ни разговор далеко не зайдут, так что разумнее будет закончить что-то одно. Учитывая, что труп уже в любом случае никуда не уйдет, а вот Донован, вполне возможно, спешит, Ллевелин все же предпочел начать с беседы. Испачканный латекс отправился в бак для содержащих телесные жидкости отходов; судмедэксперт залил руки антисептиком и вернулся к доске, подбирая маркер и губку, чтобы смахнуть с блестящей поверхности уже прочитанное.
Теперь он писал помельче, чтобы уместить полноценные фразы.
«Уверен, картина классическая, как в учебнике. Но причины такого расхождения возраста с диагнозом у меня пока нет, - Моррис глянул через плечо и машинально показал жестами сожаление, но тут же спохватился и просто извиняющеся пожал плечами. - Придется подождать, пока я закончу с дополнительными тестами. Но я сомневаюсь, что причиной был испуг. Я скажу точнее после выполнения анализов.»
Были бы доступны надпочечники, версию критического эмоционального напряжения, к которой, похоже, подводила агент вопросом про седину, было бы куда легче проверить. Но закрепленные на верхней части почек адренальные железы неизвестный хирург прихватил следом за самими почками. Исследование крови давало слабую надежду найти гормональные маркеры, но биологические агенты довольно быстро начинают разлагаться, Моррис опасался, что кровь успела превратиться в месиво из продуктов начального распада за те несколько часов, что тело провело на улице, без всякой заботы о его сохранности.
Но даже если предположить, что сердечный приступ вызвал выброс адреналина… При чем тут почки?
«Почки, извлеченные посмертно, практически непригодны для пересадки вне условий больницы, да и в больнице это большой риск. Не вижу причины, по которым торговцы органами могли пойти на такие шансы испортить дорогой товар…» - Ллевелин покачал головой и задумчиво крутанул маркер в пальцах.
Технически делать выводы из собственноручно добытой информации была не его работа… уже шесть лет как. Но он ничего не мог поделать: сознание по привычке предлагало теории, пытаясь найти любой, малейший намек на логику. До полноправных напарников им с Вероникой было далеко, примерно как пешком до Луны; травма вынуждала бывшего детектива занимать позицию эксперта, раздающего консультации. Не так уж плохо по сравнению с перспективой сгнить на гражданке, но некоторые дела особенно ворошат воспоминания…
«С момента смерти прошло часов двенадцать, может, немного больше. Раны нанесены хирургическим инструментом, скорее всего, скальпелем. Помимо разрезов, явных следов насилия нет, как и подготовки к операции. Вскрывать брюшную полость я еще не закончил, но уже сейчас могу сказать, что едва ли мы найдем что-то интересное в желудке… Дайте мне еще пару часов, и я скажу больше, как раз собирался этим заняться, - дописал Ллевелин. - Этим и возможными следами инъекций», - изучив написанное собственной рукой, Моррис решительно подчеркнул последние два слова жирной чертой.
Следы инъекций… Похоже, самое интересное предположение на данный момент, учитывая озадачивающее состояние крови. Нарушение свертываемости или плотности плазмы, вызванное… чем? Списать это на наркотик или лекарство, использованное не по назначению, было бы вполне разумно. Правда, первичный внешний осмотр никаких результатов не дал, но Моррис крайне аккуратно выбирал места для разрезов, проверяя их особо, и собирался еще раз пройтись по всей площади кожи со специальными реактивами.
«Состояние крови кажется мне странным, не уверен, что это могло вызвать инфаркт, но я в процессе проверки. Химических веществ, нарушающих кровоток, полным-полно. Но это будет хоть что-то.»
Обнаружив, что доска неожиданно кончилась, а ровная линия букв стала сбиваться к краю, Ллевелин вздохнул и закрыл маркер до щелчка, отходя вбок, чтобы дать Веронике прочесть. Не слишком-то обнадеживающие данные, но ничего более детального он ей пока предложить не мог - не хватает времени, не хватает данных.
И все же, почему именно почки?…

+1

7

В зале для аутопсии лишь двое. Их разговор тих, чтобы не потревожить покой мертвых. Они обсуждают новое дело, но не находят ответов на свои вопросы. В это же время в другой части города субъект готовит ещё одно тело. Он осторожно укладывает тело на траву между деревьями. Заботливо убирает пряди светлых волос с её лица. Поправляет одежду. Кажется, что она спит. Просто легла отдохнуть после вечеринки. Её сумочка лежала рядом, на ней лежала рука, словно прижимая её к земле. И только мелкие детали выдавали то, что она мертва. Прохожие не сразу поймут, что девушка мертва. Он последний раз посмотрел на свое творение, а потом уходит.
Спустя несколько часов к девушка подходит молодая пара, которые обращают внимание на девушку. Те кому все ещё не все равно. Молодой человек обращает внимание на то, что она лежит не двигаясь. Молодой человек проверяет её, а потом резко отходит назад. С губ его спутницы срывается сдавленный вскрик ужаса. В 911 поступает звонок. На место преступления выезжает патруль. Они находят 6 жертву преступника. В морг и на телефон агента Донован поступает вызов. На этот раз тело девушки нашли в парке. Вот только они ещё не знают, что эта девушка есть посланием. Внутри девушки есть одна деталь, которая может привлечь внимание следователей.

+2

8

Вероника  смотрела на доску, внимательно вчитываясь в написанное. Но вопросов по-прежнему было больше, чем ответов. Но в голове уже постепенно стал прорисовываться профиль. По немного , он стал прорисовываться.
Почему именно подростки? Возможно потому, что ими легче манипулировать. Или он умеет общаться с детьми,  например  учитель в школе или колледже или приюте. Скорее всего, они считают его «своим». В пользу этой версии говорит, что жертва не сопротивляться, отсутствие синяков и гематом.   Субъект в данном случае может быть, как мужчиной, так и женщиной. Отсутствия сексуального насилия говорит об этом, и женщинам дети доверят охотнее.   Субъект, скорее всего врач, возможно ветеринар. Но явно дипломированный, надрез сделан точно. Возможно  бывший, но скорее всего  практикующий. Но почему  инфаркт? Возможно, он использует лекарства способные вызвать инфаркт. –  Вероника круто развернулась на каблуках и посмотрела на доктора, ей в голову пришла одна версия. Глаза агента блестели, - Послушайте, док, а могли почки извлекать, чтобы   изучить воздействия лекарства,  допустим.  Именно поэтому извлекали сразу две и посмертно, проверить патологию.  Теоретически жертвы могли быть  подопытными свинками. Вы же говорили, что с состояния крови странное, это может  быть из-за лекарств? Через сколько всасывается лекарство, возможно у нас есть шанс его обнаружить?  Версия собиралась и факты нанизывались, как бусины на нитку, но был довольно большой шанс, что она ошибается , а ценна ее ошибки высока. Слишком высока, жизнь еще одного подростка или нескольких, если это все же  любитель сувениров, он может войти во вкус и тогда.. Тогда он станет смелее, одуреет от своей безнаказанности, как бывает в девяносто процентов случаев и тогда перерыв между убийствами станет короче. А если я не права с экспериментами и перед нами отравитель, сердце и от яда могло остановиться. Только нужен яд довольно быстрого действия, или не яд бактерия , а если … есть же микроб , бактерия очень известная, черт вспоминай, бут, нет, бути, нет, точно ботулиз. Девушка вспомнила, что на «ферме трупов» где проходили стажировку молодые агенты , им говорили, что при отравлении серьезном отравлении ботулизма  останавливается сердце.
- Его могли отравить  с применением  ботуло? – договорить девушка не успела, ее прервал  звонок сотового.  Наконец Пети,  надеюсь, у тебя появились новые данные. -  Простите, - она  достала телефон и коротко ответила : - Донован, - надежды на то, что это будет штатный хакер растворилась , как сахар в кофе. Звонок был из управления . Слушая собеседника девушка все больше хмурилась. – Хорошо, - бросила она, закончив разговор и убрав телефон. – Дерьмо! Док у нас еще одна жертва. А  у вас 10 минут, чтобы собрать ваши игрушки. Вы мне нужны на месте преступления. Жду вас в машине, – сказав это Вероника, круто развернулась на каблуках и быстрым шагом вышла из прозекторской.  После того, как она села в машину, ей хотелось закурить , но она не курила. Потому просто хлопнула рукой по рулю. Надеясь, что они поймают , этого типа, кто бы он не был, раньше чем появиться седьмая жертва. Вполне возможно, он уже следит за потенциальной, ожидая удобного момента, чтобы напасть. Знала она лишь одно, с момента обнаружения предыдущей жертвы прошло несколько часов. А значит времени у них уже нет.

Отредактировано Veronica Donovan (2015-11-29 16:21:25)

+1

9

Несколько лет чтения по губам кого угодно приучат разбираться в выражениях лиц: Ллевелин различал десятки оттенков чужого настроения без труда, а уж столь очевидную вспышку эмоций, как взбудораженную тревогу, можно было опознать с первого взгляда. Едва Вероника дослушала собеседника на том конце линии и принялась отвечать, Моррис уже знал, что случилось что-то чрезвычайное. Вести были дурные, но неудивительные; едва вникнув, что ему говорят, Ллевелин тряхнул головой в знак того, что понял, и в спешке принялся собираться.  Не судьба ему закончить... неважно, будет еще время! Сметая в чемоданчик инструменты и запирая тело в отведенной для него камере, экс-коп даже не пытался подавить лихорадочную круговерть размышлений: над тем, что предположила Донован, над тем, что пришло на ум ему самому...
Ключ наконец проверкнулся во внешнем замке, и Моррис, даже не позаботившись застегнуть наброшенный на плечи плащ, поспешил по лестнице - ждать лифт у него недоставало бы терпения.
Отвлекать водителя, подсовывая блокнот под нос агенту, которая пытается подкинуть их до места действия, не позволяла совесть, и Ллевелин заранее смирился с тем, что от излюбленной манеры писать придется отказаться, еще по пути к автомобилю. Почти бегом спустившись на парковку, экс-коп занял пассажирское место впереди и махнул рукой, мол, поехали. Оборудование было с ним - конечно, не сравнить с его обожаемой и тщательно обустраиваемой лабораторией, напичканной весьма впечатляющими для небольшого Норфолка профессиональными игрушками по самый потолок, но всего с собой не возьмешь... даже если очень постараешься. Проверено опытным путем.
Пока Вероника готовила машину к старту, экс-коп вернулся к недосказанному в прозекторской:
- Нужны тесты, - повторил Моррис, прижимая к себе чемоданчик, с которым он уже успел сродниться. - Сутки. Минимум. Там много работы, и это небыстро, - он прокашлялся, смутно понимая, что голос вроде бы звучит слишком тихо. - Я не исключаю… отравление как таковое, но ботулотоксин… маловероятен. Непохоже. Если это яд или лекарство, я бы предположил... что-то кардиотропное. Затрагивающее кровь и седрце напрямую. Они не так уж редки. Но их нелегко обнаружить.
Когда-то сам Ллевелин вламывался в ливерпульскую лабораторию, размахивая материалами по очередному делу, и наводил там шороху, требуя у экспертов ответов быстрее, еще быстрее, сейчас, черт возьми, неужели вы не понимаете, торопитесь, на кону жизнь пока-еще-несостоявшейся следующей жертвы! И, надо признать, делал это Моррис куда менее вежливо, чем Вероника. А теперь он сам на месте своей бывшей команды поддержки - уже не детектив, но тот самый эксперт, от которого ожидают наводок, и, разумеется, как можно скорее, ведь на кону, как это водится в полиции, жизнь гражданского. Времена меняются... Будем считать, что мораль усвоена.
- У нас немного времени, - озвучил Ллевелин. - Если нападения... пошли с нарастающей частотой, то... убийца осмелел. Если, конечно, новая жертва... тоже убита недавно. Если они подопытные... зачем выбрасывать тела? Одних почек мало для исследования. Других следов я не видел, - короткие рубленные фразы помогали хоть как-то выдерживать тон.
Предположим, жертва действительно погибла недавно. Тогда, как подсказывает практика, виновник где-то рядом, выжидает, скорее всего, наблюдает, так частенько случается... И они почти ничего не делают! Все, чем он может помочь - орудовать скальпелем и реактивами. Как ни убеждай сам себя, что это не менее важно, чем беготня по улицам с пистолетом, и что охотников помахать пушкой найдется и без него найдется в достатке, а вот заменить его за секционным столом или микроскопом сейчас будет некому... Ллевелин сжал кулаки, отворачиваясь в бессильной ярости.
"Ускорить тесты невозможно, но, по крайней мере, я смогу удостовериться трижды, что результаты надежны."
Избавить себя от смутного, сводящего с ума сомнения, что эксперты ошибаются, работают недостаточно быстро, недостаточно старательно - небольшое, но все же утешение. Уж в том, что он сделает все возможное, Моррис был уверен. Дело за везением - и командной работой, а для этого нужно довериться опыту и способностям Донован... Эта часть не будет простой.

+1

10

- Сутки, да за сутки этот ублюдок убьёт еще кого-то, - довольно резко сказала Вероника, повернув ключ в замке зажигания.  Она понимала, что не все зависит от Морриса, и он так же жаждет поймать этого типа, но ничего со своим раздражением поделать не могла.  Собственное бессилие бесило ее, словно она снова та, маленькая девочка, не поверившая сестре и оставившая ее одну в комнате, в комнату в которую, как установила полиция, позже проник маньяк.  А если бы она поверила, или взяла ее с собой, или пришла быстрее, а не наблюдала из-за угла, как нянька  приводит в дом своего парня. С другой стороны, она была всего лишь ребенком , но от этого ей не легче. Как тогда , так и сейчас ,червь сомнения точит ее изнутри, а что если не одна версия не верна, что если у маньяка другие цели, что если она ошиблась в главном . Естественно только в детективах или сериалах дело распутывается за пару часов, на самом деле на это уходят дни , или месяцы или года. И в это время маньяк не сидит, сложа руки, он убивает, пополняя свой скорбный список новыми именами.
Девушка внимательно слушала доктора, не сводя глаз с дороги. Ника круто развернула руль выехав на оживленную магистраль. Машин здесь было не мало, но пробки еще не было.
- Дерьмо! – выругалась она прибавляя скорость, в пробку попасть не хотелось . – Нелегко обнаружить, значит действовал профессионал, возможно бывший ваш коллега.... – сказала она посмотрев на Морриса, а на дороге тем временем сменился сигнал светофора. 
-  Вы правы времени мало . Док, пристегнитесь! – бросила Вероника, одна рука ее сжимала рули, второй она достала мигалку. Последний раз она ее доставала, когда «мистер я говорю с духами», снова крупно влип. Интересно, как там он не пристрелил ли его еще Калеб. В любом случае сейчас ей не до него, пусть сам выкручивается, если накосячил. Калеб не она за любой косяк в морду засветит.
Поставив ее на переднюю панель она ее включила . Затем со всей дури нажала на педаль газа, так что машина резко рванула  вперед. Вероника ловко лавировала, среди машин , лишь немного сбавляя скорость. И так через несколько минут они были уже на месте.  Машин там было уже полно, от патрульной, до вездесущей прессы. – Только этих здесь не хватало, - зло бросила Вероника, вытаскивая ключ из замка зажигания. Девушка с силой захлопнула дверцу . Направилась к заградительной линии, вынимая значок. -  ФБР, - кивнув в сторону Морриса добавила. – Доктор со мной, – проскользнув под лентой и пройдя пару шагов добавляет. – Уберите прессу. Если он или она убивает ради славы, зачем снова его дразнить.  Вынимая из кармана пару перчаток, надевает их, направляясь к телу. По дороге выслушивая доклад патрульного о наличие свидетелей. – Я сейчас подойду, – говорит она. Свидетели важны, но важнее новая жертва.
Новой жертвой была девушка, ее тело находилось среди деревьев.  Но не выглядело спрятанным, скорее выставленным на показ. – Вероника подошла ближе и присела на корточки. В таком положении , волос должен падать на лицо, но прядь убрана за ухо, заботливой рукой , и одежда была не измятой.  Глаза были закрыты, обычно это значит, что он стыдиться своего поступка. Под рукой была сумочка, но доставать ее на данный момент Вероника не имела права, поза жертвы должна быть сфотографирована криминальным фотографом, но его не было. Видимо попал в пробку, решила она. Затем встала. – Крови не видно, да и трава примята не везде. Следовательно, убивали ее не здесь. Значит, наш объект ее сюда принес, следовательно, это мужчина или очень крупная женщина.   Отставив Морриса  заниматься своей работой, она направилась к свидетелям, перед этим сняв перчатки и достав блокнот с ручкой.
- Агент Донован. – представилась она, показав свой значок. – Расскажите по подробней, как Вы нашли тело. И не видели ли, чего-то что показалось вам подозрительным? Важны каждые мелочи

+1

11

Остаток агент и эксперт провели в напряженном молчании. Вероника, очевидно, уже высказала все, что думала, а Моррису нечего было ответить - экс-коп отвернулся к окну, бесконечно перебирая уже известные детали по кругу. Пожалуй, то, что их убийца соображает в медицине, было очевидно с самого вскрытия - ювелирная работа, не иначе. А теперь еще и то лекарство или что там это было... Определенно, первое, что он сделает, вернувшись в лабораторию - затеет масштабное токсикологическое исследование. Образцы с нового - второго в их участке - тела пригодятся для сопоставления, работать станет проще. Вот только рук не хватает, может, превлечь кого-нибудь? Вроде бы на смене будет кто-то из младшего персонала, квалификации им не хватает, но пробирку вовремя подать сможет кто угодно.
За попытками внятно распределить свалившуюся, как снег на голову, нагрузку Ллевелин отвлекся и едва заметил, что машина остановилась - его внимание переключило исключительно резкое торможение. Копы уже успели навести традиционный натюрморт - оградительную ленту трепало ветром,  около тела возились полицейские, вокруг выстроился целый автодром, окруженный зеваками, прессой и бог знает кем еще, но людей в форме в толпе явно было меньше, чем обычно. Не иначе как половина вызванных до сих пор не добралась.
Пока Моррис вытаскивал оборудование из машины и прикидывал, с чего начинать, агент уже успела раздать приказы и пролезть под ленту, деловито выслушивая доклад кого-то из копов. Ллевелин поспешил за ней, озираясь по сторонам. Многовато тут лишнего народа - место-то людное, ну чисто проходной двор. Хорошо, по крайней мере, что под заграждением сейчас относительно свободно, и всю лишнюю публику успешно держат на расстоянии...
Донован уделила собственно жертве всего минуту, после чего ретировалась беседовать со свидетелями. Эти ребята хоть и выглядели от пережитого шока (обыватели, что с них взять) не вполне живыми, но особого интереса для Морриса не представляли - единственная, с кем он тут планировал "пообщаться", лежала перед ним, раскинувшись на траве.
Ллевелин остановился в ногах жертвы и замер, усилием воли переключившись с бокового зрения, доносящего клубящуюся вокруг суету, на замершую на траве фигуру. Теперь, в полной тишине и неподвижности, он мог уделить ей все внимание. Совсем молодая, чуть старше предыдущей жертвы, но выглядит совсем иначе - словно маленькая женщина. Юность, не детство... пятнадцать, шестнадцать лет? Хорошо, опрятно одета, и ткань безупречно расправлена и чиста, по крайней мере, на первый взгляд - ни пятнышка, словно она специально принарядилась в последний путь. Светлые волосы, хорошенькое личико, почти нетронутое смертной гримасой. Ее легко будет опознать, девушка явно из неплохой семьи, наверняка о ее исчезновении сообщат с минуты на минуту, если уже не...
Предыдущая жертва тоже не была ни бродяжкой, ни оборванцем, припомнил Ллевелин. Да и первые четверо, судя по отчетам экспертов, проводивших осмотр, тоже - минимум средний класс. Наркотики пока под вопросом, пока он не разберется с тестами, но в любом случае ничего серьезного.
"Это ставит под вопрос гипотезу о подопытных кроликах. Обычно для экспериментов на людях подбирают тех, кого при случае не будут искать слишком уж тщательно. Тут явно другой случай."
Ллевелин бездумно опустил левую руку в карман куртки, привычно находя небольшой деревянный шар, который всегда таскал с собой; пальцы сами нашли начало знакомого до царапины узора на мягкой темной древесине, прослеживая линии. Шар этот с вырезанной на нем рыбой в окружении какого-то традиционного узора ему достался когда-то от сводной сестры - с ней, как и с родней вообще, Моррис никогда не ладил, но именно этот истертый до блеска подарок, бессмысленная, в общем-то, безделушка, помогал ему сосредоточиться.
Нужно искать совпадения. Вряд ли почерк убийцы изменился, нужно сравнивать, пытаться сыграть на различиях, мелких ошибках и деталях... И спросить Веронику, как там с опознанием, может, удастся найти хоть что-то общее между жертвами. В первую очередь - в их медицинских историях. Отчего-то Моррис был уверен - это важно.
Экс-коп был уже готов открыть чемоданчик с инструментами, когда около его левого плеча остановился патрульный и на удивление деликатно махнул рукой. Уже успевший с головой уйти в план осмотра Моррис с недовольным фырканьем обернулся вполоборота, показывая, что заметил.
- Мне очень жаль, но с этим придется подождать, - перешел сразу к делу патрульный, указывая на чемоданчик. - Тут еще не побывал наш фотограф, он скоро появится, тогда и осмотрите тело. Окей? - он прищурился, словно искал подтверждения, что Ллевелин его понял.
"Успокойся, все яснее полярного дня."
Пришлось кивнуть и отступить на шаг. Коп никуда не убрался, зачем-то остался стоять, поглядывая на Морриса с подозрением - словно ожидал, что тот решит нарушить данные инструкции в любой момент; не самая приятная компания, так что Ллевелин не выдержал и минуты - решительно умостив чемоданчик на уважительном расстоянии от трупа, он, по-прежнему поигрывая шаром с резной рыбой, отправился поглядеть, как дела у Вероники. Все равно ему и шагу не дадут ступить до того, как полиция зафиксирует место преступления...
- Жертву... уже опознали? - сходу поинтересовался Моррис, подходя к агенту. - Мне нужна... вся медицинская информация на нее, все... что есть.

Отредактировано Llywelyn Maurrice (2015-12-13 23:38:21)

+1

12

Самой муторной и самой бесполезной процедурой в расследовании был допрос  случайных свидетелей. Информации от них обычно не было  и все сводилось к схеме.  Я увидел, нашел тело или тела, и больше ничего не видел и не слышал, и вообще мне пора на работу. Хотя и полностью исключать свидетелей из числа возможных убийц не стоит. Вероники за время ее работы в ФБР попадались дела, где как бы свидетель , оказывался хладнокровным убийцей. Особым извращенцем нравиться играть с полицией, типа я у вас на глазах, а вы меня так и не заметили. И поэтому, я умнее вас. И буду дальше убивать, причем иногда подобные типы, переходят именно на полицейских, поднимая ставку в игре.
Но вряд ли эта парочка настолько хитра,- думает Ника , смотря на парня с девушкой. -  Девчонка в шоке, парень как лев защищает свою самку, встав, вереди нее и преграждая мне путь. Вряд ли они что-то видели, скорее всего, случайные свидетели… Но возможно помогут камеры, они расставлены по всему городу и у парка тоже.  Попросить  Пети добыть записи со всех камер, что окружают парк, мысленно сделала она себе заметку в голове. Но вернемся к свидетелям. Их было двое, парень и девушка. Девушка  до сих пор всхлипывает, уткнувшись парню в плечо, глаза ее красные от слез.  По-человечески ее должно быть жалко, но этого не было. Долго работая в  ФБР, ты превращаешься в  законченного циника, да так оно и легче.  Вероника открыла блокнот и стала записывать своим ровным и красивым почерком, все ту скудную информацию, что могли дать эти люди. Собственно разговаривала она лишь с парнем, девушка находилась в шоке. Видимо это первый найденный ей труп.
- Мы шли по парку и увидели девушку, подумали ей плохо, - говорит парень, на последних словах девчонка начала снова всхлипывать. - видимо снова переживает случившиеся, - решила специальный агент, но не стала зацикливать на ней внимание, только истерики ей не хватало.  – Послушайте агент, мы ничего не видели, только нашли тело. Тсс милая все хорошо, - парень приобнял девушку. - Мы можем идти? – наконец спросил он, смотря на Веронику. – Да, вы свободны, но не уезжайте из города, нам могут потребоваться ваши показания.- Вероника убирает блокнот в  карман пальто. И дает визитку. – Свяжитесь со мной, если что-то вспомните, - говорит она ровным голосом, протягивая визитку парню, тот на нее и не взглянув убрал в карман. Верный знак, что он ее выкинет, как только не будет свидетелей. Но, возможно и нет. Люди иногда способны удивлять, но не все и не всегда. 
- Офицер отвезите их домой,-  отдает  она распоряжения. Коп злобно на нее смотрит, но перечить не смеет. Интересно, можно так выдрессировать Карла, что-то я сомневаюсь. Вероника достаёт телефон и набирает номер хакера. – Пет, мне нужны записи у камер возле парка всех, камер. Неважно как ты добудешь эту информацию. – говорит Ника, припоминая тот случай, когда она пользовалась информацией, добытой не совсем законным путем.-  Да, и проследи за видео на ютубе все, что содержит тег парк Норфолка и сегодняшнее число меня интересует - говорит Ника, отключая телефон.  В век современной техники, человек постоянно находиться, под  присмотром большого брата. Но не задумывается об этом, вот и хорошо. 
С ней поравнялся Моррис. -  Нет, она Джейн Доу,  на данный момент, но возможно осмотр сумочки что-то даст. И идентификация по отпечаткам пальцев, что-то даст. Но это дело не быстрое.  И тогда я с радостью дам вам всю информацию, на нее. – Говорит Вероника. Смотря на доктора. Заметив, что ей машет фотограф. Что уже закончил работу.
- Идемте, док, теперь она в вашей песочнице. – Говорит она. – И мне нужна предварительная причина смерти. Надеюсь, ей не вырезали почки.  О и мне нужно предварительное время смерти. – говорит Вероника, она приседает возле жертвы и аккуратно вынимая сумку из под нее. Тело было холодным и казалось восковым. Вынув аккуратно сумку. - Надо отправить сумку на экспертизу, возможно, здесь остались отпечатки пальцевые этого типа, должен же он ошибиться. Аккуратно она открыла сумку. Не особо надеясь найти там, документы. Хотя, возможно все.

+1


Вы здесь » C.O.P - city of people » Под надзором » Квест # 6


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC