В верх страницы

В низ страницы
«Квест #2» - Casey Becker
«Квест #3.1» - Veronica Donovan
«Квест #3.2» - Thalia Carpenter
«Квест #6» - Llywelyn Maurrice
«Квест #7» - Casey Becker
«Квест #8» - Jack Frost
-------------------------------------------------------------------
criminal: 130
justice: 030
гостевая f.a.q нужные акции внешности должности
12.01 Набор в АМС состав
11.01 Читайте свежий выпуск новостей
04.01 Поздравляем всех с наступившим Новым Годом и с наступающим Рождеством. А также сообщаем, что еженедельная чистка будет проводиться в следующий понедельник, также как и свежий выпуск новостей.



Оказавшись вдвоем в замкнутом пространстве салона, я могу почувствовать, как атмосфера между мной и капитаном значительно изменилась. Не совсем понимаю, что послужило причиной его внезапного смирения, но это определенно нравится мне куда больше того, что несколько минут назад было в офисе. Оуэн садится в машину с примирительной фразой о моем обожании и я сдерживаю улыбку, продолжая смотреть прямо перед собой. Не стоит упускать из внимания перепады его настроения.Читать далее...
Amber sadhaka Bryan sadhaka Casey sadhaka Owen sadhaka


C.O.P - city of people

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » C.O.P - city of people » Партнерская программа » rivers and roads


rivers and roads

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/XcMW.png

0

2

АКЦИЯ НЕДЕЛИ

http://funkyimg.com/i/24ksQ.png

drive
14/11 - 20/11. Неделя посвящена касту фильма "Драйв", а также тем персонажам, которые большую часть времени проводят в салоне автомобиля, связав с этим жизнь. Если вы участвуете в акции, то автоматически получаете набор радостей:
- 15 плюсов в репутацию;
- 10 баллов в выбранную команду;
- индивидуальную награду в профиль;
- возможность заполнить акционный шаблон анкеты;
- комплект в придачу совершенно бесплатно, без смс и регистрации. а, нет, зарегистрироваться все-таки придется с;

БУДЬ СОБОЙ

0

3

http://s7.uploads.ru/t/bKT36.gif  http://s7.uploads.ru/t/k6ZlJ.gif
http://s3.uploads.ru/t/qGgKD.gif

David Tennant

Будь моим бывшим...мужем? А почему бы и нет? Вдруг я выскочила за тебя по молодости по глупости? А сейчас мы, может быть, неплохо общаемся в то время, как я вообще нахожусь на одном месте. Может, ты мне отец, друг и советчик в одном лице. Может, ты единственный, к кому я вообще прислушиваюсь.
Может, сейчас ты работаешь на радиостанции города О-Клэр? Может быть, я каждое утро слышу твой голос из наушников, старательно настраивая радио на твою волну?
Кстати, видеть твою мордашку буду рада не только я, но еще как минимум двое.

0

4

http://s7.uploads.ru/94BpS.png

0

5

Cael
Monia Chokri но иногда я сговорчив, поэтому рассмотрю и Ваши варианты

http://s6.uploads.ru/KQgO8.png http://s7.uploads.ru/9vh5p.gif http://s3.uploads.ru/PcKxZ.png
возраст: 20-25
деятельность: Ваша воля
родной город: как и здесь

Это удивительно и поразительно, но я, с ликом Х. Долана, ищу себе бывшую (не совсем) девушку. История моего персонажа драматичная, красивая и непростая: пару лет назад Этьен встречался (нет, не с вами, подождите) с прекрасным молодым человеком – Ноа – и сердце его звучало только этим именем. Так было и так продолжается, если быть предельно честным; но с год назад произошло кое-что, что нарушило привычное течение жизни: после ссоры Ноа ушел из дома, а Этьен его отпустил, закончилось это несчастным случаем и последующей комой чудесного и никак не заслуживающего такой участи Эллингтона. Стоит ли говорить о том, что Руан чувствует свою вину за это? Где-то спустя 7-8 месяцев после этого происшествия в жизни Этьена, полностью посвятившего себя своему безмолвному возлюбленному, появляется Каэль, совсем скоро ставшая его опорой, светом, причиной улыбок и, без преувеличения, вернувшая его к жизни. Этьен очень эмоциональный, не умеющий скрывать свои чувства человек, и его симпатия к новой знакомой быстро переросла в симпатию к потрясающей совершенно девушке. Стоит ли говорить о том, что Руан чувствует свою вину и за это? Будучи предельно честным, он рассказал ей, что не готов отпустить Ноа вовсе не из-за чувства вины, но и ее видит уже не просто знакомой. Каэль приняла эту форму отношений. Еще спустя пару месяцев они с Этьеном уехали из О-Клэр (да, это все происходило в этом маленьком городке): обосновавшись во Франции, пара строила планы на будущее. Стоит ли говорить... Перед путешествием К. и Э. последний навестил некогда родной городок, чтобы проведать Ноа и помочь его родителям, и узнал, что тот переборол кому. Сердце Этьена уже давно разбито на две части – первая всецело принадлежит Эллингтону, вторая источает благодарность к единственному близкому человеку за эти непростые месяцы в его жизни. Руан остается со своим возлюбленным, и ему невозможно сложно так отвратительно поступить с Каэль, но он с головой погружается в обуревающие его чувства любви, вины, ответственности, и... Первый месяц, что он проводит с Ноа, он продолжает общаться с Каэль по телефону, и в этом еще одна особенность и неоднозначность истории. В итоге, они расстаются, но Этьен может навестить ее на Рождество, потому что он вечно fucked up (простите, но лучше я не выражусь)...

Вот отрывок о К. из моей анкеты:

А ее зовут Каэль, и она попросила бы меня не терзать себя, отказавшись от этого разговора, поэтому ее сейчас нет; я хотел, чтобы она осталась во Франции, но она не отпускала меня в О-Клэр, заботясь или ревнуя, не важно, я по-прежнему на нее немного рассержен, совсем чуть-чуть. Последние пару месяцев мы жили в Париже и должны были двигаться на Восток – в Грац, к ее родителям, но я хотел вернуться сюда; как-то она вытянула из меня обещание никогда не возвращаться в О-Клэр, и это единственные слова, против которых я иду, не сокрушаясь (хотя я и импульсивный, я редко нарушаю обещания, данные себе и другим людям). Каэль стала моим спасением: ее эмоциональность и задиристость разбудили меня, и она первая заставила меня улыбнуться после произошедшего. Она очень нежная и живая: конечно, ей не угнаться за моей взбалмошностью, но мои черты, кажется, могут только портить людей, поэтому я восхищен ею такой. С ней сложнее, но в этом нет ее вины; я ненавижу себя, ненавижу, за то, что позволяю себе их сравнивать! Ни он, ни она не заслуживают такого отношения, и я не знаю, что мне делать. Скорее всего, скоро мы поедем в Австрию, да. Ее зовут Каэль, и я ей искренне благодарен.


А тут – часть, посвященная Ноа, и оная обо мне, если интересно

...Совсем скоро началась учеба, и я понял, что это то место, где я должен находиться, однако абсолютную уверенность я обрел, только когда познакомился с ним ближе. Я люблю красивых людей, а его и вовсе глупо описывать одним этим словом; «красивые» не достаточно даже для описания его запястий, его губ, линии его челюсти (я не говорю про глаза!), и я бы долго мог говорить о его внешность, если бы она осталась единственно в нем притягательна после первого нашего разговора: он невероятно интересный, а его душа – мне кажется, он в прошлой жизни постоянно занимался чем-то полностью противоположному убийствам и предательствам, что там, наверху, расценивается как благодать, и этим заработал себе такое чистое сердце (кажется, я сейчас скрестил несколько религиозных течений, впрочем, я никогда не был в этом силен, в отличие от него; это одно из много, в чем он лучше меня, да). Он… цельный, и я знаю точно, что мне никогда не стать таким; он же любил меня и без этого. Мне стыдно говорить о нем, даже просто выражая свои искренние чувства, – ими я делаю его грязным. Сейчас я готов извиниться за многое, чего раньше попросту не замечал в своем поведении, но это, и ничто другое в этом мире, не стоит того, что с ним произошло. Его зовут Ноа, и я его люблю.


А мое имя – Этьен, и это все произошло из-за меня. Из-за меня мы поссорились той ночью, даже Ноа не всегда выдерживал мой характер; из-за меня его избили, ведь я сделал все для того, чтобы он не смог находиться со мной в одной комнате; из-за меня он уже больше года находится в коме, потому что осознай я все раньше, я, может быть, успел бы его спасти от того зверства; из-за меня страдает его семья, и я стараюсь им помогать, но они не хотят меня видеть, и я понимаю это; из-за меня он, возможно, не станет тем, кем должен был, когда он выберется из этого состояния (он обязательно справится!), а он как никто другой заслуживает быть счастливым и успешным. Не было ни единого дня, который не начался с бесконечного чувства вины, и это не просто красноречивый прием, я действительно не отпускаю его, только теперь лишь в своих мыслях. Я никогда не прощу себя за то, что я его оставил, и никогда не найду причину, по которой я это сделал. Во мне были силы продолжить уход за Ноа, я хочу его выздоровления больше всего в своей жизни, и я не стал его любить меньше ни на йоту, просто… В этой ситуации нет ничего простого. Это длилось неделю, две, месяц, несколько, полгода; врачи не давали утешительных сценариев, и это нельзя считать оправданием, нет! Мне нравилось читать ему, ему тоже, наверное, это нравилось; я всегда держал его в курсе событий и даже повторял ему лекции по любимым предметам, это меньшее из того, что я мог сделать для него. Но я даже не знаю, слышал он меня или нет… Его родители были против того, чтобы я его навещал поначалу, но мне было плевать, если честно, ведь они не могли говорить за Ноа; я бы мог принять и его нежелание меня видеть, но он, собственно, и не видел меня. Это было тяжело, но я верил, что я справлюсь; я не справился. Сам Ноа едва ли осудил бы меня за это, и мне стыдно, что я позволяю говорить это от его лица, но он человек много лучше меня, а я не смогу снять этот груз со своего сердца. Конечно, это похоже на излияния человека, питающегося жалостью к себе, вы вольны сами делать выводы, я согласен с любым суждением о моей неправоте. Я уехал и не видел его чуть больше двух месяцев, грустно признавать, но, вероятно, за это время ничего не изменилось, но эта мысль очередным грузиком тянет мое сердце вниз. Конечно, черт возьми, я виноват перед ним и за это: я позволяю себе жить, смеяться, радоваться происходящим событиям, переживать из-за никчемных вещей, оставив его одного. Я закончил, и этого достаточно, чтобы понять что-то обо мне; для меня достаточно. Мне не стало легче оттого, что я высказался, но я и не ждал этого. Меня зовут Этьен, и я никогда не смогу себя простить.

История персонажа – плод Вашего воображения; мне лишь необходимо какое-то общее соответствие моим представлениям о характере девушки. Во-первых, все это вытерпеть может все-таки человек либо очень самоотверженный и стремящийся помочь всему человечеству или Этьену Л. как его представителю, или человек, искренне любящий. Чувства Этьена правильнее описать словом «благодарность». Каэль достаточно мягкая (я думал насчет внешности, ведь Мониа в фильмах Ксавье (не твоих, Пюрен) достаточно серьезная и жесткая, но она настолько чудесная и многогранная, что, избавившись от этих образов, ее вполне можно представить грустящей любящей и все прощающей Каэль), и она помогает Руану даже после его возвращения к Ноа, потому что... ну вот так она поступает: равно как Этьен не может ответить на вопрос, почему он уехал спустя год от возлюбленного в коме. Эта линия неправильных выборов – очень задорная и грустная вещь, что одно из немногого, будоражащего меня в этой истории.

http://s3.uploads.ru/13S2y.gif http://s7.uploads.ru/weNF0.gif

дополнительно:

Мне очень странно эту писать заявку, как, наверное, странно было бы ходить на руках (я не силен ни в чем, если что), но мне хочется окружить себя красивыми и талантливыми людьми, а посему снежинки Каэль мне очень не хватает! Я и мой паренек достаточно активные ребятки, чуть-чуть смешные, очень драматичные, как вы могли заметить, очень пидоры, и если вдруг ТЕБЕ нравится все ето, мы, очень вероятно, ПОДРУЖИМСЯ! Можно не писать посты неделями (но за это вас будут порицать и удалять (на самом деле, нет)), если они будут грамотными и не на пару строчек (вот, я еще и ТРЕБОВАТЕЛЬНЫЙ и ОТВЕТСТВЕННЫЙ). Такие дела!

http://s6.uploads.ru/rYvM1.png

Здесь мой пост, и мы с пареньком пишем по-разному, начиная с 5к; этот из другой нашей истории!!

Дейл просыпается, и новый день не обрушивается на него тяжелым осознанием происходящего: за полупрозрачные шторы пробивается свет солнечного утра, и единственная мысль о том, как можно сделать этот момент еще приятнее, – легким движением оставить поцелуй на губах Лиама. Поворачиваясь, мужчина долго смотрит на своего спутника, уткнувшегося в подушку: привыкнув понапрасну не романтизировать ситуации, скульптор совершенно искренне заворожен красотой Уайта. Его ангельское (Вернен осекся, подумав об этом качестве) лицо замерло в спокойствии, и только ресницы изредка подрагивают. Осознавая, что в этот интимный момент – момент его пробуждения, которого Дейл, даже имея возможность застать, похитить, избегал, – очарование Лиама раскрывается по-новому, мастер с не знакомой ранее нежностью заключил, что ему предстоит встретить еще сотни, тысячи таких откровений, и даже тогда останется как минимум одно следующее, норовящее сделать Лиама в глазах Вернена еще прекраснее. Золото в сравнении с живыми чувствами теперь выглядело слишком простым и неинтересным, и только проблески его золота на теле Уайта возвращали к отдаляющейся мысли о том, что руками мастера было создано что-то, способное соревноваться в своем изяществе со светом глаз Лиама. Вздор: умение заботиться о его спутнике, вызывать его восхищение не своими речами и скульптурами, но какими-то совсем простыми проявлениями чувств, прикосновениями и поцелуями – главное открытие в жизни Дейла Вернена. Боясь спугнуть сон мужчины, Дейл проводит в своих размышлениях все следующие минуты в приятном, между тем, одиночестве; только когда Лиам потягивается, нехотя открывая глаза и встречая спокойный взгляд Вернена улыбкой, скульптор касается его губ, подвигаясь ближе, и, ревностно отрывая мужчину от мягких простыней, накрывает своими руками его обнаженные плечи. Легкие покалывания пальцев, моментально разлетающиеся по всему телу и уже острыми длинными иглами вонзающиеся в кожу, заставляют Дейла разорвать прикосновение; стараясь не показывать свою боль в боязни расстроить или обеспокоить спутника, мужчина уже увереннее касается кожи его спины, скользя к пояснице. Дейл касается губами плеча Лиама; тот отводит голову назад, открывая губам скульптора шею. С каждым новым поцелуем дыхание обоих сбивалось: Уайт находит его губы, руками пробираясь под футболку Дейла, и распаляющиеся напряжение последнего соревнуется с теперь кажущейся невыносимой болью, однако это не сбивает, но лишь сильнее восхищает мастера. Чувствуя, как кожа ладоней начинает буквально гореть, Дейл резко останавливается только из-за безумного страха обжечь Лиама; хоть в глазах Уайта нет укора, мужчина понимает, что, возможно, позволил себе лишнее – намного раньше даже первой их встречи.
–Я не хочу, чтобы у тебя оставалось и тени сомнения, – Вернен успокаивается, глядя на смягчающийся взгляд Лиама. Тот улыбается и тянется к губам Дейла в уже легком поцелуе; Дейл решается на новое прикосновение и, скользнув подушечками пальцев по щеке Уайта, встает с кровати.
Стоя под струей прохладной воды, скульптор рассматривает свои ладони: несмотря на ужасную боль мужчина и не думал отречься от возможности прикасаться к Лиаму, но даже вспоминая любое из ощущений, сопровождающее его касания, Дейл вздрагивал. В следующую секунду он видит, что кожа его рук покрыта гнойными ранами, глубокими порезами и безобразными ожогами; предаваясь панике, он пытается смыть под напором душа со своих ладоней следы, но от этого раны кровоточат лишь сильнее. Опираясь о стену, Дейл сносит стоящие на полке пузырьки и только обеспокоенный голос Лиама заставляет его собраться: восстановив дыхание, мужчина смотрит на свои чистые ладони и старается не возвращаться к этому… видению.

Дейлу нравилось жить у Лиама: прошло всего несколько дней, но этого оказалось достаточно для того, чтобы мастер привык к новому дому. Если раньше ему претила мысль о том, что кто-то сможет организовать что-либо в его жизни и это будет удобно мастеру – в обустройстве дома, в подготовке званого ужина или в других рабочих вопросах, то сейчас квартира Уайта стала его любимым местом: за ее стенами Лиам и Дейл оставались наедине, спрятанные от всего мира; к сожалению, самое опасное для их отношений и для Уайта находилось в критической к нему близости, и Дейл никак не мог это исправить. В отсутствии журналиста, Вернен готовился к его возвращению: готовил ужин, планировал их вечер; Дейл очень внимательно следил за состоянием Лиама – меньше чем через неделю выйдет новый выпуск журнала, а значит сейчас нагрузка на работе значительно выросла. Скульптору нравилось ухаживать за Лиамом, а большего он не смел требовать – такая формулировка была не привычна для Дейла, но и это согревало его сердце.
–Здравствуй, Лиам, – улыбается Дейл, слыша, как после приветствия улыбается и его собеседник. –Если ты не против, я встречу тебя после работы, и мы заедем ко мне: надо перевезти некоторые вещи. Отлично, я буду в семь, – мужчина осекся, желая добавить в конце «целую», хотя в их уже походящих на нормальные в общем понимании отношениях такая форма общения была приемлема. Дейлу странно было открывать в себе такие черты как сентиментальность, но существование Лиама в его жизни оправдывало многое.

Дейл в назначенное время ждет Уайта у издательства, подпитываясь неоднозначными взглядами узнающих его людей; не желая лишний раз смущать своего спутника, мужчина лишь ловит его нежный взгляд, улыбаясь в ответ, и учтиво открывает перед ним дверь машины. Уже внутри, вновь отгородившись от целого мира, скульптор касается руками лица журналиста и мягко его целует.
–Я попросил Джеймса приготовить нам ужин, – произносит Дейл, следя за движением. –Но, если ты очень голоден, мы можем заехать в ресторан.
Лиам берет мужчину за руку, и это… больно. Впрочем, в этот раз Вернену удалось совладать с собой и не показать это своему спутнику; Дейл повернулся к Уайту и, поймав его нежный взгляд, все же убрал руку, положив ее на колено мужчины.

После ужина Дейл забирается на диван с ногами, утягивая за собой Лиама; когда он прислоняется спиной к груди мужчины, тот овивает руками его плечи. Уайт кладет голову на плечо Дейла, губами касаясь его рук, и Вернен желает провести в объятиях с Лиамом всю оставшуюся жизнь. Скульптор зарывается носом в волосы Уайта; воспринимая движение навстречу как знак, Дейл касается губами уха Лиама. Все эти томные поцелуи слишком быстро распаляли возбуждение Вернена; несмотря на то, что его спутник не был против, Дейл не хотел торопить события: он никогда не был консервативен в этом вопросе, но их отношения, определенно, были чем-то особенным, и мужчина хотел выгадать наиболее подходящий момент для логического их развития.
–Я наберу тебе ванную, – шепчет Дейл, позволяя себе оставить последний поцелуй на шее Лиама. Когда скульптор поднимается, он видит во взгляде Уайта что-то новое, останавливаясь взглядом дольше положенного на его приоткрытых губах, Дейл все же удаляется из комнаты.

Скульптор аккуратно берет Лиама за руку и ведет его в ванную: их движения были расслабленными и медленными, вино приятно затягивало мысли сладкой дымкой; Дейл восторгался предвкушением продолжения этого вечера – воспринимая боль жгучих прикосновений как постоянное напоминание о жертвенности Дейла и искренности его чувств, мужчина сильнее сжимает руку спутника. Останавливаясь в центре просторной ванной комнаты, Вернен мягко касается лица Лиама и приближается к нему с поцелуем. Отрываясь от мужчины, Дейл замечает в его взгляде любопытство и прежний восторг. Скульптор медленно тянет край футболки Лиама вверх, освобождая его от этого предмета одежды; тот, обвив руками талию Дейла, тянется к пуговицам рубашки, но, встречая отрицательное покачивание головы, останавливается. Вернен оставляет поцелуи на шее, ключицах, плечах Лиама, едва сдерживая себя от более настойчивого продолжения; его касания мягкие, почти невесомые. Дейл касается подушечками пальцев рисунков на груди его спутника и завороженно провожает золотой росток, тянущийся вдоль черных линий. Он снова находит губы журналиста; его пальцы останавливаются у начала джинсов, и, не встречая сопротивления, расправляются с ремнем. Он сразу захватывает всю оставшуюся одежду и опускается на колени, позволив себе подсмотреть реакцию Лиама. Дейл, отгоняя мысли о возможном более уместном даже продолжении, все еще справляется с возбуждением и откладывает одежду в сторону. Процесс знакомства с телом Уайта напоминал процесс создания скульптуры – в естественном его проявлении, а не в версии Дейла Вернена: он ревностно восхищался красотой изгибов, созданных не им; пытался хотя бы так своими руками повторить шедевр, сейчас совсем не уважительно относясь ко своим скульптурам. Мужчина поднимается и отказывает Лиаму в поцелуе: он замирает у его лица, зная, что теперь сдержаться будет еще сложнее; перед ним стоял обнаженный Лиам, ранее обнаживший перед Дейлом свои чувства, и это вызывало особенные эмоции. Скульптор берет его руку и провожает к ванной; зачарованно наблюдая, как Уайт погружается в воду, Дейл опускается вместе с ним на колени. В его глазах – сотни новых огней. Цветочный аромат, заполнявший комнату, дополнял волшебность этого момента. Дейл касается губами ладони Лиама, каждого пальца по-отдельности; нехотя отрываясь, он растворяется от прикосновения спутника к его щеке, прикрывая глаза. Мужчина берет губку и аккуратно проводит ей до плеча Лиама; тот, предвосхищая действия скульптора, послушно приподнимался, открывая ему части своего тела и неотрывно наблюдая за руками мастера: для обоих это было высшего уровня откровением. По завершению Дейл растягивал момент, совершенно потерявшись во времени, промакивая полотенцем влажные участки тела Лиама.

Отпуская к сновидениям зарывшегося в объятия Дейла Лиама, мужчина пытается не думать о том, что его руки в кровь разодраны кипящим песком.

0

6

http://s2.uploads.ru/TFKjY.png

0

7

http://i.imgur.com/83wlKLu.png

0

8

гнев и похоть
Ryan Gosling

http://funkyimg.com/i/25tda.jpg http://funkyimg.com/i/25S1p.gif http://funkyimg.com/i/25S1r.gif http://funkyimg.com/i/25S1q.gif
возраст: 30-37
деятельность:  полиция/ банки/ криминал
родной город: небольшой провинциальный городок

Пробил час подытожить. Пришло осознание того, что твое время - угасающие глаза миллионов чахоточных. Дисфункция. Деградация. Упадок, стремящийся к бесконечности. Разодранные в клочья домашними любимцами плюшевые игрушки. Тебе кажется, что в конце тоннеля будет бить яркий свет. Но ничего подобного не произойдет. Ты уже на площади Злопамятства и Скорби. Толстый трубач сзывает всех этих уродливых птиц, намеревающихся выклевать твою печень. Твоя голова находится в пасти старого беззубого льва, у которого, впрочем, достаточно сил, чтобы раскрошить её одним смыканием челюстей. Молись. Молись всем тем богам, в чьи силы, равно как и в собственные, ты доселе не верил. Аплодируй. Аплодируй призракам древних насекомых, что вскоре облепят чёрным озера твоих мёртвых глазниц. Успокойся. Зато теперь можно снять маску.
И ты снимаешь - все. Воспитанный в достатке, волен делать все что хочешь. Ты часто пренебрегал чужими чувствами, но, ни разу жизнями. В твоей сказочной истории сплелось дурное влияние толпы и ребячество юного анархиста. Выбивать на стенах баллончиками имена смертных, вбивать в челюсти своих «врагов» кровавые истины. О, тебя ведь часто вытаскивал папочка - бабло решает все, а в твоем случае даже больше. Спускаешь чужие капиталы, но лесть кредитки-голд не длиться вечно. Сколько прошло времени, прежде чем тебя подхватила волна самостоятельности?. И теперь все слилось в кучку блесток. Блестящее образование, шикарная квартира. Твое лицо на обложке Нью-Йоркского издания и второе в топе. Но все не так сладко, детка. Родители прислуживают государству, от тебя требуют повиновения. Да куда там, новые дали зовут странника; перебрался в этот вшивый городок, что бы хоть на некоторое время вырваться из под крыла папаши. А ей чего не сказал о своем истинном намерение? Страшно спугнуть птичку. А ведь сам понимаешь; у нее есть то, что нужно твоей семейке – не лишние связи. И то, что нужно тебе - под ребрами.
Повесилась твоя совесть. Не выдержала такого. Проще теперь, спокойнее. Никак. Сердечная мышца толкает липкую жижу взад-вперед. Часики ходят размеренно тик-так. Из норки прыг, в норку - скок. Круговорот эгоизма внутри индустриального пейзажа. Нет, лучше меня ни о чем не спрашивай теперь. На кой тебе эти логические завершения, чувство уверенности, галантные гарантии? Нет, не будет этого всего уже. Закончилось вместе с совестью. Читай эпитафию на ее надгробие: «Не стоило так со мной поступать. Не серчайте. Сами на себя ныне пеняйте». Беги просто в магазин за буханкой черного и бутылкой красного. Теперь только так и будешь жить, извини.
Твоя мать умерла, когда тебе было 5 лет. Старший брат – пожарный, умер, спасая девушку из огня. Отец, бывший полицейский на пенсии,  погиб, когда тебе было 17 лет. Зашел в магазин, купить чего-нибудь, в то время как ты сидел в машине, а там началось ограбление. Наркоману не хватало денег на дозу. Отец умер у тебя на глазах. У тебя осталась только младшая сестра. Ты оберегаешь ее как зеницу ока, потому что считаешь, что ваша семья проклята и все люди вокруг тебя умирают.
Вспыльчив. Суров, строг, но справедлив. Отчасти лицемер, страдает приступами высокомерия. Самолюбивый, эгоистичный, непредсказуемый ублюдок.
Мы познакомились именно тогда, когда в твоей жизни было огромное ведро набитое дерьмом. Я привык к такой жизни, смирился, а ты был просто в шоке от этого. Все было хорошо. Твоя сестренка нашла со мной общий язык, даже полюбила. Но вот между нами летали искры ненависти друг другу. Мы были влюблены и ненавидели друг друга одновременно. Мы могли ругаться часами, а потом дико потрахаться и успокоиться.
Время шло, между нами были отношения, если это можно так сказать. У тебя наладилась карьера, снова оброс деньгами. А я так и остался нищим сбродом, который изо дня в день появлялся в твоей постели. Иногда казалось что ты начнешь платить мне за наши "отношения". Я бы не вынес этого. Я просто решил исчезнуть. Не отвечал на телефон, не выходил на связь вообще, решил засесть на дне. Но и этого не получилось.
Я попал в передрягу. Не в то время, не в том месте. Ничего необычного. В скорой у меня спросили о родственниках, и мне не оставалось выбора, назвал тебя. Думал теперь в реанимацию с ножевым меня повезут не из-за толпы тех придурков, а из-за тебя. Боялся, и боюсь сейчас, но не могу, не могу без тебя. Молодой и тупой я...

дополнительно:
Ты, главное, приходи. Обсудим, подумаем вместе, можем что-то подкорректировать. Биографию же вообще оставляю на твое усмотрение, пусть персонаж будет комфортен тебе и тобою любим.
Приходи, если ты ответственный игрок и не пропадешь через пару дней. От себя обещаю стабильную игру, флуд (если не любитель флудить - насильно загонять не буду) и лучи любви.
Для тех кто на недельку - мимо.

ваш пост

Я плохой человек, действительно плохой. Но, если так подумать, много ли среди нас хороших? Ведь что может быть отвратительней лицемерия и псевдодобра, которые окружают нас на каждом шагу просто потому, что все привыкли к этому. Уж лучше мир будет зол и колюч, какой он и есть, чем пропитан всей этой гнилью, скрывающей его пороки. Но нет, мы будем мило улыбаться всем вокруг и даже себе, и лишь где-то глубоко внутри нас будут расти ненависть, эгоизм, тщеславие и все остальное, малоприятное, но являющееся неотъемлемой частью людей и нашей натуры в целом. И ладно бы мы просто лизали друг другу задницы, а в душе знали, какое же мы дерьмо на самом деле, так нет же – мы, черт возьми, уверены, что никакое мы не дерьмо. А наше поведение – это не лицемерие, а нормы общества. Так были воспитаны наши родители, так были воспитаны мы и так воспитывают нынешнее поколение. Вы только представьте себе масштабы этого – целая, блядь, планета, жители которой живут так, как кто-то сказал, и ведут себя так, как кто-то сказал. И даже не отдают себе в этом отчета – ведь их никто и не учил отдавать себе отчет, их учили, что надо быть «хорошими» людьми. Но хороших людей нет, просто нет. Все мы порочны, и изменить это нельзя. Не подумайте, я тут не призываю вас ни к какому беспорядку, насилию и чему-то подобному, нет. Я лишь говорю, что если ты эгоистичный мудила, который клал на все – так признайся в этом. Разве это так сложно? И не просто бросайся этим признанием направо и налево, умудряясь при этом оставаться милой няшкой, которая выслушает, поможет и все в таком роде. Нет, если ты клал, так и клади, а не строй из себя того, кем не являешься, мысленно проклиная всех и их сранные просьбы. Да, тогда людям придется быть самостоятельными, одинокими и просвещенными по поводу истинного устройства вещей. Но ведь это, же лучше, чем жить в фальшивом говне и умереть, так и не вырвавшись из всего этого, но еще больше погрязши в нем. Единственно верное удовольствие в этой жизни – это быть честным, хотя быть перед собой. Ведь все мы всё равно сдохнем, и лучше я буду подыхать и знать, что ж я за мразь такая, чем до последнего внушать себе, что я ничего такой человек, являясь при этом не более жалкого отброса, что выдает себя за яркую безделушку.
Да, я плохой человек с точки зрения большинства людей. Но я честен с собой и мне этого достаточно. А на остальное класть я хотел, было бы еще что.
А у вас бывало, что от вас ждут помощи, поддержи? Я думаю, что да. И, вроде бы ты помогаешь, делаешь все, чтобы человек был доволен, но потом ты невольно начинаешь самокопание. И сидишь, долго смотришь куда-то в пустоту и видишь — никчемный ты человек. Ты всем помогаешь, а это не ценят. Ты пытаешься поддержать, а это не воспринимается. Вместо этого тебе напишут "ты не умеешь этого, не надо" или вовсе смешают тебя с грязью. Я вообще перестал понимать людей. Слушая их просьбы и проблемы, стараюсь их решить.. Есть, правда, одна загвоздка: помогая другим, ты не дождешься помощи от них же.
Надо следить и за тем, чтобы тяжесть наказания не превышала тяжести проступка и чтобы не получалось так, что за одни и те же проступки одних людей постигала кара, а другие даже не были привлечены к ответственности. Но при наказании более всего надо удерживаться от гнева; ведь человек, в состоянии гнева приступающий к наказанию, никогда не сможет соблюсти середину между чрезмерным и малым.
В моем - то состоянии я был готов разорвать этого мужчину на куски. Как можно было заставить парнишку заниматься этим? В моей голове вообще ничего не укладывалось. Я опустил голову и, упираясь ладонями в стол, тяжело дышал.
"Все, что однажды попадает в наше сердце - навсегда там и остается." - сказал кто-то однажды, с чем я полностью и согласен. Возьмем это за аксиому. Но основная мысль, которую я хочу донести, это мысль про кладбище, ведь в глубине наших сердец или душ, как Вам будет угодно, есть кладбище, где покоятся уже мертвые чувства, эмоции, и т.д. Да, мы можем час от часу вернуться к ним, прийти на могилу, вспомнить что-то, подумать о том, что ты не успел сказать тогда, когда они были еще живы, как делают это люди в реальности, навещая усопших. Но меня мучает один вопрос: что если ты перешел эту огромную грань, которая подразумевала, грубо говоря "что живо - пусть живет, что мертво - должно гнить в земле", что если ты можешь закопать заживо еще цветущее чувство? Закинуть в землю, накинуть крышкой и с хладнокровным выражением лица забивать гвозди. Ведь это же равносильно убийству, т.к. каждое чувство связано с определенным живым существом, и убить чувство равноценно убийству этого существа в себе.
Этот молодой человек, который сидел сейчас позади меня с испуганным видом – самое живое, что есть в моей жизни, и я не хочу мириться с тем, чем он занимался. Возможно, это глупо, но я чувствую себя снова молодым мальчишкой. Таким же влюбчивым и доверчивым.
Гензель осторожно подкрадывается ко мне сзади и касается плеча. Мое разгоряченное тело прошибает током, и я вздыхаю. Это прикосновение, лучше бы оно длилось вечно.
Его прикосновения спускаются к моим скулам и, поворачивая мое разгневанное лицо, он пытается меня успокоить. Это действует, пару секунд. В моей голове снова показывается видеоролик о представлении парня в постели с каким-то мужиком. Окунаясь в туже самую эмоцию, я хватаю его за горло и прижимаю к стене. Наваливаясь на него, я почти ору:
- Ты совсем дибил? Ты же мог отказаться, сбежать, уйти. Почему ты остался и продолжил делать эти грязные и омерзительные вещи? Ты просто чокнутый! – С моих губ срывались все новые и новые вопросы. Я приближался к нему все ближе и ближе. Я пожирал его глазами, я хотел его убить и в тоже время пожалеть. В какой-то момент меня замкнуло, и я жадно впился в губы молодого парня, которого только что хотел прибить на месте. Рука чуть отпустила его шею, но я продолжил жадно целовать его. Видимо меня уже больше не интересовали его объяснения. Одно я могу сказать с уверенностью: Этому сутенеру не поздоровится. А ты мальчишка теперь никуда не уйдешь и будешь под моим пристальным вниманием.
Мои губы медленно отпускают его, и не спеша открыть глаза, я облизываюсь.
- Сладкие…твои губы сладкие…возможно это кофе, а возможно и ты…я не распробовал..
Прикусывая свою губу, я теряю хватку животного и, обхватывая бедра парня своими ладонями, притягиваю плотнее к себе. Губы сливаются в жадном и страстном танго, которое не должно заканчиваться.
-все таки это его вкус…

0

9

гнев и похоть
Ryan Gosling

http://funkyimg.com/i/25tda.jpg http://funkyimg.com/i/25S1p.gif http://funkyimg.com/i/25S1r.gif http://funkyimg.com/i/25S1q.gif
возраст: 30-37
деятельность:  полиция/ банки/ криминал
родной город: небольшой провинциальный городок

Пробил час подытожить. Пришло осознание того, что твое время - угасающие глаза миллионов чахоточных. Дисфункция. Деградация. Упадок, стремящийся к бесконечности. Разодранные в клочья домашними любимцами плюшевые игрушки. Тебе кажется, что в конце тоннеля будет бить яркий свет. Но ничего подобного не произойдет. Ты уже на площади Злопамятства и Скорби. Толстый трубач сзывает всех этих уродливых птиц, намеревающихся выклевать твою печень. Твоя голова находится в пасти старого беззубого льва, у которого, впрочем, достаточно сил, чтобы раскрошить её одним смыканием челюстей. Молись. Молись всем тем богам, в чьи силы, равно как и в собственные, ты доселе не верил. Аплодируй. Аплодируй призракам древних насекомых, что вскоре облепят чёрным озера твоих мёртвых глазниц. Успокойся. Зато теперь можно снять маску.
И ты снимаешь - все. Воспитанный в достатке, волен делать все что хочешь. Ты часто пренебрегал чужими чувствами, но, ни разу жизнями. В твоей сказочной истории сплелось дурное влияние толпы и ребячество юного анархиста. Выбивать на стенах баллончиками имена смертных, вбивать в челюсти своих «врагов» кровавые истины. О, тебя ведь часто вытаскивал папочка - бабло решает все, а в твоем случае даже больше. Спускаешь чужие капиталы, но лесть кредитки-голд не длиться вечно. Сколько прошло времени, прежде чем тебя подхватила волна самостоятельности?. И теперь все слилось в кучку блесток. Блестящее образование, шикарная квартира. Твое лицо на обложке Нью-Йоркского издания и второе в топе. Но все не так сладко, детка. Родители прислуживают государству, от тебя требуют повиновения. Да куда там, новые дали зовут странника; перебрался в этот вшивый городок, что бы хоть на некоторое время вырваться из под крыла папаши. А ей чего не сказал о своем истинном намерение? Страшно спугнуть птичку. А ведь сам понимаешь; у нее есть то, что нужно твоей семейке – не лишние связи. И то, что нужно тебе - под ребрами.
Повесилась твоя совесть. Не выдержала такого. Проще теперь, спокойнее. Никак. Сердечная мышца толкает липкую жижу взад-вперед. Часики ходят размеренно тик-так. Из норки прыг, в норку - скок. Круговорот эгоизма внутри индустриального пейзажа. Нет, лучше меня ни о чем не спрашивай теперь. На кой тебе эти логические завершения, чувство уверенности, галантные гарантии? Нет, не будет этого всего уже. Закончилось вместе с совестью. Читай эпитафию на ее надгробие: «Не стоило так со мной поступать. Не серчайте. Сами на себя ныне пеняйте». Беги просто в магазин за буханкой черного и бутылкой красного. Теперь только так и будешь жить, извини.
Твоя мать умерла, когда тебе было 5 лет. Старший брат – пожарный, умер, спасая девушку из огня. Отец, бывший полицейский на пенсии,  погиб, когда тебе было 17 лет. Зашел в магазин, купить чего-нибудь, в то время как ты сидел в машине, а там началось ограбление. Наркоману не хватало денег на дозу. Отец умер у тебя на глазах. У тебя осталась только младшая сестра. Ты оберегаешь ее как зеницу ока, потому что считаешь, что ваша семья проклята и все люди вокруг тебя умирают.
Вспыльчив. Суров, строг, но справедлив. Отчасти лицемер, страдает приступами высокомерия. Самолюбивый, эгоистичный, непредсказуемый ублюдок.
Мы познакомились именно тогда, когда в твоей жизни было огромное ведро набитое дерьмом. Я привык к такой жизни, смирился, а ты был просто в шоке от этого. Все было хорошо. Твоя сестренка нашла со мной общий язык, даже полюбила. Но вот между нами летали искры ненависти друг другу. Мы были влюблены и ненавидели друг друга одновременно. Мы могли ругаться часами, а потом дико потрахаться и успокоиться.
Время шло, между нами были отношения, если это можно так сказать. У тебя наладилась карьера, снова оброс деньгами. А я так и остался нищим сбродом, который изо дня в день появлялся в твоей постели. Иногда казалось что ты начнешь платить мне за наши "отношения". Я бы не вынес этого. Я просто решил исчезнуть. Не отвечал на телефон, не выходил на связь вообще, решил засесть на дне. Но и этого не получилось.
Я попал в передрягу. Не в то время, не в том месте. Ничего необычного. В скорой у меня спросили о родственниках, и мне не оставалось выбора, назвал тебя. Думал теперь в реанимацию с ножевым меня повезут не из-за толпы тех придурков, а из-за тебя. Боялся, и боюсь сейчас, но не могу, не могу без тебя. Молодой и тупой я...

дополнительно:
Ты, главное, приходи. Обсудим, подумаем вместе, можем что-то подкорректировать. Биографию же вообще оставляю на твое усмотрение, пусть персонаж будет комфортен тебе и тобою любим.
Приходи, если ты ответственный игрок и не пропадешь через пару дней. От себя обещаю стабильную игру, флуд (если не любитель флудить - насильно загонять не буду) и лучи любви.
Для тех кто на недельку - мимо.

ваш пост

Я плохой человек, действительно плохой. Но, если так подумать, много ли среди нас хороших? Ведь что может быть отвратительней лицемерия и псевдодобра, которые окружают нас на каждом шагу просто потому, что все привыкли к этому. Уж лучше мир будет зол и колюч, какой он и есть, чем пропитан всей этой гнилью, скрывающей его пороки. Но нет, мы будем мило улыбаться всем вокруг и даже себе, и лишь где-то глубоко внутри нас будут расти ненависть, эгоизм, тщеславие и все остальное, малоприятное, но являющееся неотъемлемой частью людей и нашей натуры в целом. И ладно бы мы просто лизали друг другу задницы, а в душе знали, какое же мы дерьмо на самом деле, так нет же – мы, черт возьми, уверены, что никакое мы не дерьмо. А наше поведение – это не лицемерие, а нормы общества. Так были воспитаны наши родители, так были воспитаны мы и так воспитывают нынешнее поколение. Вы только представьте себе масштабы этого – целая, блядь, планета, жители которой живут так, как кто-то сказал, и ведут себя так, как кто-то сказал. И даже не отдают себе в этом отчета – ведь их никто и не учил отдавать себе отчет, их учили, что надо быть «хорошими» людьми. Но хороших людей нет, просто нет. Все мы порочны, и изменить это нельзя. Не подумайте, я тут не призываю вас ни к какому беспорядку, насилию и чему-то подобному, нет. Я лишь говорю, что если ты эгоистичный мудила, который клал на все – так признайся в этом. Разве это так сложно? И не просто бросайся этим признанием направо и налево, умудряясь при этом оставаться милой няшкой, которая выслушает, поможет и все в таком роде. Нет, если ты клал, так и клади, а не строй из себя того, кем не являешься, мысленно проклиная всех и их сранные просьбы. Да, тогда людям придется быть самостоятельными, одинокими и просвещенными по поводу истинного устройства вещей. Но ведь это, же лучше, чем жить в фальшивом говне и умереть, так и не вырвавшись из всего этого, но еще больше погрязши в нем. Единственно верное удовольствие в этой жизни – это быть честным, хотя быть перед собой. Ведь все мы всё равно сдохнем, и лучше я буду подыхать и знать, что ж я за мразь такая, чем до последнего внушать себе, что я ничего такой человек, являясь при этом не более жалкого отброса, что выдает себя за яркую безделушку.
Да, я плохой человек с точки зрения большинства людей. Но я честен с собой и мне этого достаточно. А на остальное класть я хотел, было бы еще что.
А у вас бывало, что от вас ждут помощи, поддержи? Я думаю, что да. И, вроде бы ты помогаешь, делаешь все, чтобы человек был доволен, но потом ты невольно начинаешь самокопание. И сидишь, долго смотришь куда-то в пустоту и видишь — никчемный ты человек. Ты всем помогаешь, а это не ценят. Ты пытаешься поддержать, а это не воспринимается. Вместо этого тебе напишут "ты не умеешь этого, не надо" или вовсе смешают тебя с грязью. Я вообще перестал понимать людей. Слушая их просьбы и проблемы, стараюсь их решить.. Есть, правда, одна загвоздка: помогая другим, ты не дождешься помощи от них же.
Надо следить и за тем, чтобы тяжесть наказания не превышала тяжести проступка и чтобы не получалось так, что за одни и те же проступки одних людей постигала кара, а другие даже не были привлечены к ответственности. Но при наказании более всего надо удерживаться от гнева; ведь человек, в состоянии гнева приступающий к наказанию, никогда не сможет соблюсти середину между чрезмерным и малым.
В моем - то состоянии я был готов разорвать этого мужчину на куски. Как можно было заставить парнишку заниматься этим? В моей голове вообще ничего не укладывалось. Я опустил голову и, упираясь ладонями в стол, тяжело дышал.
"Все, что однажды попадает в наше сердце - навсегда там и остается." - сказал кто-то однажды, с чем я полностью и согласен. Возьмем это за аксиому. Но основная мысль, которую я хочу донести, это мысль про кладбище, ведь в глубине наших сердец или душ, как Вам будет угодно, есть кладбище, где покоятся уже мертвые чувства, эмоции, и т.д. Да, мы можем час от часу вернуться к ним, прийти на могилу, вспомнить что-то, подумать о том, что ты не успел сказать тогда, когда они были еще живы, как делают это люди в реальности, навещая усопших. Но меня мучает один вопрос: что если ты перешел эту огромную грань, которая подразумевала, грубо говоря "что живо - пусть живет, что мертво - должно гнить в земле", что если ты можешь закопать заживо еще цветущее чувство? Закинуть в землю, накинуть крышкой и с хладнокровным выражением лица забивать гвозди. Ведь это же равносильно убийству, т.к. каждое чувство связано с определенным живым существом, и убить чувство равноценно убийству этого существа в себе.
Этот молодой человек, который сидел сейчас позади меня с испуганным видом – самое живое, что есть в моей жизни, и я не хочу мириться с тем, чем он занимался. Возможно, это глупо, но я чувствую себя снова молодым мальчишкой. Таким же влюбчивым и доверчивым.
Гензель осторожно подкрадывается ко мне сзади и касается плеча. Мое разгоряченное тело прошибает током, и я вздыхаю. Это прикосновение, лучше бы оно длилось вечно.
Его прикосновения спускаются к моим скулам и, поворачивая мое разгневанное лицо, он пытается меня успокоить. Это действует, пару секунд. В моей голове снова показывается видеоролик о представлении парня в постели с каким-то мужиком. Окунаясь в туже самую эмоцию, я хватаю его за горло и прижимаю к стене. Наваливаясь на него, я почти ору:
- Ты совсем дибил? Ты же мог отказаться, сбежать, уйти. Почему ты остался и продолжил делать эти грязные и омерзительные вещи? Ты просто чокнутый! – С моих губ срывались все новые и новые вопросы. Я приближался к нему все ближе и ближе. Я пожирал его глазами, я хотел его убить и в тоже время пожалеть. В какой-то момент меня замкнуло, и я жадно впился в губы молодого парня, которого только что хотел прибить на месте. Рука чуть отпустила его шею, но я продолжил жадно целовать его. Видимо меня уже больше не интересовали его объяснения. Одно я могу сказать с уверенностью: Этому сутенеру не поздоровится. А ты мальчишка теперь никуда не уйдешь и будешь под моим пристальным вниманием.
Мои губы медленно отпускают его, и не спеша открыть глаза, я облизываюсь.
- Сладкие…твои губы сладкие…возможно это кофе, а возможно и ты…я не распробовал..
Прикусывая свою губу, я теряю хватку животного и, обхватывая бедра парня своими ладонями, притягиваю плотнее к себе. Губы сливаются в жадном и страстном танго, которое не должно заканчиваться.
-все таки это его вкус…

0

10

R Campbell
Arthur Darvill

http://media.tumblr.com/tumblr_lmhu40ARw01qegdqz.gif
возраст: выбор за вами, но около 25, учитывая профессию
деятельность: интерн
родной город: ваш выбор

Я знаю, что я ничего о тебе не знаю. Абсолютно ничего. Твоя фамилия - Кэмпбелл, твоё имя начинается на букву "Р", ты работаешь интерном в ближайшей к моему дому поликлинике и знаком с моей сестрой. И своей уникальной красотой ты вдохновляешь меня, как не вдохновлял никто и никогда. Вот, собственно, и всё, что мне о тебе известно.

Ты, скорее всего, даже не помнишь о моём существовании - мы всего раз столкнулись в коридорах поликлиники, после чего ты смущённо проворчал что-то себе под нос и унёсся прочь. Зато я о тебе не забыл. Просто не смог бы. И отныне я при первой же возможности мчусь в ненавистные до этого мне стены под предлогом сдать уже тысячный по счёту анализ, только чтобы увидеть тебя и украдкой, спрятавшись за углом, сделать пару снимков. Я бережно храню их, то и дело просматривая и клянясь себе, что в следующий раз обязательно заговорю с тобой, однако всякий раз, когда вижу тебя, вся моя решительность растворяется примерно на уровне трясущихся от волнения кончиков пальцев. Мне долгое время удавалось держать моё странное увлечение в секрете, однако всё тайное рано или поздно становится явным, ведь так? Вот и Мэриан, моя младшая сестра, совсем недавно нашла заветную папку с твоими фотографиями. Казалось бы, ничто не способно сделать момент ещё более неловким, но, как говорится в одной крайне хреновой песне, всё невозможное возможно. Мэриан узнала в тебе своего давнишнего знакомого. И сказать, что эта история, скорее жутковатая, чем милая, приняла неожиданный оборот, значит не сказать ничего. 

дополнительно:
Первое и самое главное: внешность не меняема. Я даже не знаю, какую шикарную альтернативу нужно предложить, чтобы я согласился. И это ни в коем случае не высокомерие, просто история в моей голове разворачивается именно между Смитом и Дарвиллом.
Второе, но тоже безумно важное: у нас [у меня и моей сестрёнки Мэриан] подготовлено для тебя два совершенно разных направления развития сюжета. Когда ты появишься, мы втроем выберем тот вариант, что тебе больше по душе.
Ну и стандартное третье: я очень тебя жду. Очень. Приходи, будь активен, никуда не исчезай. Я не привередлив ни к размеру постов (сам пишу по 5-6к, иногда больше, иногда меньше), ни к лицу повествования, ни к частоте написания. Я требую только адекватности, грамотности и интереса к персонажу. А тебе могу предложить увлекательную игру, охотное общение и, разумеется, целые вагоны любви.

ваш пост

будеткогданапишется

0

11

присцила (пресли), фамилия на выбор
freya mavor

http://27.media.tumblr.com/tumblr_lggku4GKSz1qacxuho1_500.gif
возраст: 20-21
деятельность: поэтесса, нимфоманка
родной город: не важно

ты такая хрупкая, тоненькая, слабая.
длинные тонкие пальцы вертят карандаш, ты закусываешь его и смотришь в потолок, в самое темное небо, рисуешь в воображении облака на потолке, картинки, которых нет. ты поэтесса, и кажется, что ты даже думаешь рифмовано и абстрактно, метафорами, вырисовывая миры в мыслях. миры, в которых не побываешь никогда.
ты такая глупая, сломленная, нескладная.
о тебе заботиться надо, как о домашней зверушке, и мне иногда кажется, что ты моя большая домашняя кошка, чуть пугливая, которую я подобрала на улице и позволила выжить. без меня ты не справишься, потому что совершенно не умешь жить своей головой. ты как паразит, Пресли, тебе нужно обязательно к кому-то прикрепиться, тогда ты способна существовать. в одиночку ты умираешь. твои же мысли тебя душат изнутри веревками вокруг тонкой шеи.
мне так жалко тебя, но я не имею права подать виду. я сильная. ты слабая. в этом вся суть. покажи я хоть каплю слабины, ты перестанешь меня обожествлять, я перестану быть твоим кумиром. а тебе кумир необходим.
у тебя нет ничего: ни денег, ни жизненной цели, ни стержня внутри. я понятия не имею, кто ты и откуда, как будто с другой планеты, как будто тебя выплюнула мне прямо в лицо чужая галактика. ты ребенок, маленький ребенок. и красивая женщина, которая не брезгует вниманием мужчин. а их у тебя немало, этих приходящих любовников. ты нимфоманка, сексом компенсируешь все свои неудобства по жизни, а очередной оргазм для тебя, как глоток холодной воды знойным днем.
ты совершенно ненормальная. бесишь меня, заставляешь орать на тебя, а потом стыдиться за свою горячность и гладить тебя по волосам, утешая. и ты будешь льнуть ко мне, как ищущий грудь матери младенец. потому что в этом вся ты. тебе не нужен пряник, он ничему тебя не учит. от меня ты получишь только кнут.

Черт возьми, Пресли, зачем ты это делаешь? Мне уже давно наплевать, кто в твоей постели, под кем ты стонешь и сколько раз за ночь вы кончаете одновременно, а сколько только он один, доводя тебя до оргазма иными способами. И мне плевать, как громко ты кричишь, стены такие тонкие, что я даже слышу иногда, а каком темпе ты дышишь, иногда плачешь, когда он докуривает уже на улице, уходя к кому-то еще. Пресли, мне плевать, что ты делаешь со своей жизнью, мне бы в своей разобраться. Мы переспали единожды, и не пойму, почему ты вбила себе в голову, что мне на тебя не наплевать. Ты такая же шлюха, как и я. Вот только я получаю за это неплохие деньги, а ты просто отдаешься каким-то ублюдкам, оправдывая свою нимфоманию громкими словами о любви. Определись же уже, Пресли, ты любишь Чарли, Джона или Марвина, а может, просто секс с каждым из них? Кажется, ты и меня любишь, до сих пор смотрю на тебя и слышу стон у самого уха и горячее, как адово пламя, дыхание. Мы были такие пьяные, Прес, такие пьяные...

моя соседка по квартире, единственная подруга и головная боль, девочка, которая без меня не выживет, задохнется горьким дымом бытности и сойдет с ума от шума голосов вокруг. я берегу ее, пытаюсь заставить выползти из кокона на свет, тащу за собой по жизни, куда бы меня ни заносило. а она верит мне, она любит меня, как любят мать, слепо, что бы ни происходило с нами.
однажды мы переспали. всего раз. и больше не говорили об этом никогда.
моя девочка, ты будешь счастлива, я тебе обещаю. я сделаю все, чтобы ты обрела комфорт в этих диких джунглях и выжила.

дополнительно:
что я могу сказать. не берите ее, если не уверены, что сможете отыграть эту мисс меланхолию, истерию и балладу в стихах. смена внешности возможна, но в том случае, если вы убедите меня, что кто-то подходит на роль этой леди лучше. не требую активности и скоростных постов, но хочу видеть качество, уровень, не говоря уже о правилах русского языка, которыми пренебрегать не стоит.
я люблю Пресли, ее образ - нечто призрачное, депрессивное и такое легкое в то же время, что грань между хорошо и плохо не различима. биография на вашей совести, но она должна полностью отражать то, почему эта сумасшедшая стала таковой, откуда в ней весь этот пафос и немощность. полюбите ее так же, как я, тогда я буду уверена, что девочка попала в хорошие руки. будьте готовы, что я потребую пост от лица Пресли, когда вы придете. жду же тебя, моя призрачная истерика.

ваш пост

с любой ролевой

0

12

Joshua Hunters (например)
Jamie Dornan (например)

https://45.media.tumblr.com/26819b5d94f11cd3597123d84ab61c07/tumblr_nkptkvNi9z1s4bx7jo2_r1_500.gif
возраст: 25-28
деятельность: на ваш выбор
родной город: на ваш выбор

Джошуа встретил Эрлинга в один из самых неприятных периодов его жизни: второй проходил реабилитацию в больнице О-Клэра после того, как всадил себе в шею осколок стекла, не сумев справиться с наплывом эмоций от того, что ему отказывают (звучит, конечно же, так себе). Впрочем, в зависимости от рода деятельности Джошуа это можно слегка сдвинуть вперед.
Джошуа, если выбирать одно слово для того, чтобы его характеризовать – теплый. Он хорошо слушает, и, главное, слышит, вскрывая под словами то, что на самом деле хочет до него донести человек. Он кажется мягким и практически бесхребетным при первом взгляде, но на деле, если копнуть глубже, оказывается если не кремнем, то чем-то близким к этому – и именно этот контраст Эрлингу непонятен и кажется невероятно волнующим. Джошуа умен и очень хорошо разбирается в сфере своей деятельности, в то же время предпочитая эту часть своей личности держать под покровом тайны, не раскрываясь каждому человеку, что встречается в его жизни. Он, в принципе, что-то вроде темной лошадки, хорошо подмечающей особенности людей вокруг себя и внимательно слушающей чужие секреты.
Ему хочется узнать Эрлинга ближе – тот же, привыкший общаться с людьми посредством взаимной похоти, не удивлен этим, поддаваясь твердому «нет» от мужчины, а со временем начинает переживать, что ему совершенно нечего показать Джошуа. Твердая позиция Джошуа против его возрастной эмоциональности, изначально теплое и заботливое отношение первого к людям против совершенно наплевательского второго, выбор в пользу общения у старшего и в пользу тактильных контактов у младшего – все это со временем начинает давить на Эрлинга, заставляя погружаться вглубь себя и начать заниматься самобичеванием.
Джошуа вряд ли хочется и нравится учить кого-то жить, и потому он не занимается этим с Эрлингом, воспринимая его цельным, уже сформировавшимся человеком и помогая ему принять свои поступки.
Взбудораженный и чувствующий себя незащищенным Эрлинг вполне сознательно отталкивает Джошуа первое время, не принимая его знаки внимания – и, в принципе, его можно понять, учитывая достаточно сложную историю его редко близких отношений с людьми. Джошуа понимает это и принимает в себе, узнавая для себя совершенно разного Эрлинга, и с неким подобием благодарности принимая то, что перед ним юноша раскрывается совершенно по-другому, нежели перед кем-либо другим.
Возможно, Джошуа был женат, возможно, у него были длительные отношения - в принципе, это не так важно, потому что он предпочитает сам о них не распространяться, а Эрлингу то ли действительно не интересно, то ли он продолжает подстраиваться под свою обычную модель поведения, впрочем, постепенно вываливая мужчине всю подноготную своих отношений, в которой кроется многое для того, чтобы объяснить его поведение по жизни.
Они в первый раз целуются, когда этого хочет Джошуа, и даже когда через пару месяцев он говорит что-то вроде «тебе позволено целовать в ответ, дурачок», он все равно замечает, что Эрлинг иногда ждет от него разрешения.

дополнительно:
на самом деле, в этой истории можно поменять вообще все, оставив единственный очень важный аспект: это должны быть теплые отношения, без обилия страданий с обеих сторон (но так как мы тут все любители пострадать по поводу и без, я, конечно же, не исключаю присутствия этого вообще).
я достаточно быстро пишу, если у меня нет сильных загрузов в жизни или если я не ловлю макконахи (что в принципе постоянно, но я умею с этим справляться), я готов к любым обсуждениям конкретной этой или любой другой истории, что вы хотите мне предложить; я считаю себя грамотным и иногда смешным, и я совершенно не владею фотошопом, но зато я очень хорошо обращаюсь со словами. в общем, приходите, и у меня есть скайп, потому что я наконец-то освоил эти ваши молодежные штучки для общения.

ваш пост

- Чем ты был занят? – как можно более буднично спрашивает Лиам, разливая чай в чашки; в его доме редко водилось что-то, кроме еды, которую можно было разогреть в микроволновке и огромного количества чая и кофе, и потому ему особо нравился культ еды Дейла: то, как он выбирал продукты и блюда, то как он их подавал и сервировал стол, все это вызывало у него искреннее восхищение. – Мне жаль, что мне нечего тебе предложить, кроме этого, и я не уверен, что ты будешь рад засохшему печенью или лазанье из микроволновки, и мне кажется, что тебе бы не очень хотелось заказывать еду на дом, но если ты хочешь есть, я что-нибудь придумаю, - Лиам тараторит, как и всегда, когда он волновался, и сейчас его волнение было более чем оправдано, но Дейл мягко улыбается, поднимая руку.
- Все в порядке, Лиам, - он говорит это так уверенно, что Лиам, и вправду, успокаивается. – Я совершенно не голоден, и, возможно, мне бы стоило озаботиться и принести тебе еды, учитывая, что завален работой из нас исключительно ты, - на этих словах Лиам садится напротив Дейла, дуя в кружку с чаем. Он был невероятно взволнован, впуская скульптора в свой дом, и то, как на безымянном пальце правой руке блестело кольцо, что подарил ему Дейл, заставляло его одновременно нервничать и смотреть на мастера совершенно другим взглядом. – Я путешествовал, если быть честным, чтобы найти вдохновение для новых работ, - он говорит это, отпивая чая, и Лиам кивает, складывая одну ногу на стул, а вторую устраивая на первой. – Если ты желаешь, я могу тебе показать несколько, - Лиам кивает еще усерднее, пытаясь одновременно не подавиться чаем. Пока Дейл уходит в прихожую, видимо, чтобы забрать свои эскизы с какого-то из столиков, что там стоят, Лиам размышляет на тему того, что это уже давно перестало быть просто встречами для статьи, и подарок Дейла – очередное тому доказательство. Ему страшно захотелось подойти к ближайшему зеркалу и рассмотреть то, что в нем увидел Дейл, когда решил, что Лиам достоин его общества, что-то такое, что привлекло его, потому что сам он в упор не мог этого в себе заметить. Конечно, он был неплох и видом, и профессией, и умом, но Лиам никогда и мечтать не смел, чтобы мужчина вроде Дейла Вернена обратил на него внимание и обращался с ним так обходительно и вежливо, как это делал мастер. В мыслях об этом проходит какое-то время, и скульптор возвращается на кухню, подходя к Лиаму и выкладывая бумаги на стол – они снова в критической близости, и у Лиама перехватывает дыхание. – Смотри, - тихо говорит мастер, и Лиам, отпивая еще чая и отставляя кружку, внимательно оглядывает бумаги. На всех изображен мужчина, и, вглядываясь в его лицо, он, внезапно, видит себя – его нос, улыбка с чуть кривым прикусом, даже маленькая точка в левой носогубной складке, его родинка, и, улыбаясь, Лиам запускает левую руку в волосы.
- Мне следует воспринимать как комплимент то, что эта скульптура похожа на меня? – он спрашивает это с улыбкой, поворачивая голову к скульптору, и тот хмурится, вглядываясь в собственные штрихи. – Это была шутка, Дейл, но, тем не менее, мне очень нравится, - добавляет он, глядя на то, как скульптор скользит взглядом по бумаге. – Ты гениален, и я не могу перестать восхищаться этим, - добавляет он чуть тише, снова уставляясь на бумаги. Дейл опускается слишком низко, почти касаясь его плеча, и, чувствуя себя несколько неуютно, Лиам вздрагивает, отодвигаясь; совершенно не потому, что ему не хотелось физического контакта с Дейлом, скорее наоборот, и, понимая, что ему будет сложно себя контролировать, он интуитивно пытается сделать так, чтобы ему самому было комфортнее. Мастер, посмотрев на эскизы еще какое-то время, хмыкает и собирает их в стопку, что оставляет на столе, и, усаживаясь напротив Лиама, отпивает чая.
Они беседуют какое-то время на отвлеченные темы, и Вернен рассказывает об Италии – Лиам слушает с упоением, но, через какое-то время понимая, что ему действительно нужно работать, он вынужден прервать эту беседу. Он оставляет Дейла осматривать его квартиру, в которой, впрочем, не было ничего примечательного, он усаживается обратно за компьютер, чтобы просмотреть несколько макетов на выпуск, что будет через месяц. Дейл ходит недолго, что логично, ведь квартира Лиама по сравнению с его особняком не крохотная, но маленькая, хотя, сравнивая ее с размерами стандартных квартир, она казалась Лиаму огромной.
- Что-нибудь приглянулось? – спрашивает Лиам, не отрываясь от экрана и отпивая еще кофе. Он сидит, сложив ноги в позе лотоса и, понимая, что Дейл заходит в комнату, ощущает нужду прерваться. Потянувшись за пепельницей и пачкой сигарет, он быстро закуривает, упираясь локтем в стол. Скульптор выглядит заинтересованным, и, забирая кресло, что стоит рядом с его кроватью, садится рядом с Лиамом, с усмешкой наблюдая за тем, как тот выпускает дым.
- Мне понравилось решительно все, - говорит мастер, чуть откидываясь на спинке стула. Лиам затягивается, выпуская дым вверх, и, скидывая пепел, вопросительно смотрит на скульптора. - Впрочем, чем расписывать все мелочи, которые тебя характеризуют, я лучше поинтересуюсь, есть ли на твоем компьютере макет выпуска обо мне, - произносит Дейл, и Лиам смеется, кивая.
- Конечно, - отвечает он, кидая быстрый взгляд на экран. - Но ты же все равно его увидишь, или тебе очень хочется непосредственно принять участие? Судя по тому, сколько комментариев ты оставил в моих записях, тебе нравится все контролировать, - Лиам говорит это лукаво, чуть опуская голову и улыбаясь, и Дейл поднимает руки.
- Поймал с поличным, - он улыбается, и Лиам смеется от того, насколько по-хорошему смешным и, можно сказать, озорным, Дейл иногда становится рядом с ним, и, хотелось бы приписать это в свои заслуги, что, пожалуй, он и делает. Тишина чуть затягивается, и, вздыхая, Лиам поворачивается к экрану.
- Я покажу один разворот, - решительно говорит он, и то, как глаза Вернена загораются в этот момент, заставляет его улыбнуться шире; самовлюбленность мастера нравилась ему так же сильно, как и все остальное в нем. Лиам открывает обещанный разворот - на нем одна из тех фотографий, что он сделал в студии и темно-коричневый текст с золотистым заголовком. Дейл тут сосредоточен, натягивает перчатку на руку, и Лиам невероятно нравится этот кадр, как, впрочем, и любой другой, на котором есть мастер. - Этот я оформлял самостоятельно, - добавляет он, и, наблюдая за тем, как внимательно скульптор смотрит в экран, он затягивается еще раз, выпуская дым в компьютер; тот сталкивается с поверхностью, и, обволакивая ее, поднимается вверх.
- У тебя отличный вкус, - голос Дейла хриплый, глубокий, и Лиам словно расплывается в этой интонации так же сильно, как и от любого другого комплимента, который делал ему мастер. - Точно не покажешь еще? - спрашивает он, и Лиам качает головой, быть может, и покажет, но позже, когда это будет уже готово. - Мне нравится то, как ты верен своим словам, - от этого Лиам смеется, закидывая голову, и, хотелось бы ему списать это на случайность, но все же выпускает дым в обнаженную шею Дейла прямо перед собой.
То, что Дейл попал в его квартиру было вполне логичным – в конце концов, в его доме Лиам осмотрел уже каждый уголок, и, в конце концов, в отношениях всегда происходит так, что люди открываются друг другу по очереди, постепенно. Вздрагивая от того, что он назвал то, что происходит между ними с Дейлом «отношениями», он хочет отделаться от этого ощущения, но то, как он себя чувствует рядом с ним, вызывало желание называть это именно так. Дейл Вернен с каждой встречей с ним казался все менее недосягаемым, и Лиаму нравилось это все больше; в его планы совершенно не входило находить с ним настолько близкий и интимный контакт, но это был чертовски рад тому, что все складывалось именно так.
Лиам открывает свои записи впервые за все это время: разлука с Дейлом выбила из него все желание смотреть в них, и, листая, он обнаруживает пометки на полях. Ему бы хотелось возмутиться от того, что Дейл в принципе полез в его записи, но, смотря на них, он чувствует лишь какое-то благоговение – почерк мастера был таким же идеальным и изящным, как и его творения. Вот тут он исправил одно слово на действительно более подходящее, а вот тут перечеркнул целый абзац, подписав, что он не вписывается в общую концепцию статьи, и, чуть пораздумав, Лиам решил, что он согласен.
«Дейл смотрит на меня с мягкой снисходительностью, впрочем, я его не виню – он один из тех гениев своего времени, который останется в истории, а я достоин лишь того, чтобы писать о нем» - перечитывая это предложение, Лиам видит маленькую заметку на полях. «Снисходительность? Это очень вряд ли, Лиам» - от этого Лиам улыбается себе под нос, и, натыкаясь взглядом на кольцо, что красовалось на его пальце, бережно проводит по нему пальцами свободной руки.
После того вечера разговоров было еще больше – фото того, как Дейл выходит из его подъезда напечатали почти во всех журналах, косвенно связанных с искусством, во многих, специализирующихся на сплетнях, и Лиаму было тяжело находиться в редакции первые несколько дней. Начиная очередную планерку, Лиам глубоко вдыхает – ему бы следовало уже дать какой-то комментарий, но единственное, что он может сказать, звучит достаточно грубо. Оглядывая журналистов, собравшихся на это мероприятие, он кидает взгляд в собственные записи, снова натыкаясь взглядом на кольцо, и сейчас он, похоже, решился.
- Всем здравствуйте и первое, что я хочу сказать – мое общение с Дейлом Верненом не имеет никакого к вам отношения, и если я увижу, что обсуждение этого будет мешать вашей работе в этой редакции, я отстраню вас на какое-то время. Это мое личное дело и моя личная жизнь, и если вы внезапно увидите его в редакции, не стоит подлетать с идиотскими вопросами. Все уяснили? – он снова обводит взглядом своих подчиненных, и ему все же не нравилось быть грубым, но то, что Дейл появился в его жизни так внезапно, выбивало его из колеи, и ему совершенно не хотелось, чтобы его подчиненные сбивались так же, как и он. – Итак, поехали дальше, - спокойно говорит Лиам, переходя к теме собрания, и, когда он с него выходит, он понимает, что, наверное, это все же было правильным решением. Проходя в свой кабинет, он слышит лишь обсуждение тех заданий, что он дал, и это успокаивает его.
Дейл Вернен так быстро пробрался во все сферы его жизни, заполнив их полностью собой, что Лиаму даже становилось страшно от того, как он умудрился сделать это с такой легкостью и изяществом.

0


Вы здесь » C.O.P - city of people » Партнерская программа » rivers and roads


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC